МНЕНИЯ

Адам Осмаев: Мы не надеемся, что украинские власти кого-то найдут

Его – разыскивает Россия за якобы подготовку покушения на Путина, он – разыскивает в России убийц своей жены. К годовщине расстрела Амины Окуевой “Цензор.НЕТ” записал интервью с экс-командиром чеченского батальона Адамом Осмаевым. Он – личность незаурядная, его биография противоречивая, оттого – еще более интересная.

Покушение и убийство

Вечером 30 октября 2017 под Киевом неизвестные из засады расстреляли автомобиль известной супружеской пары, прошедшей АТО, – чеченца и гражданина РФ Адама Осмаева и украинки, принявшей ислам и сменившей имя, Амины Окуевой. Амина погибла на месте. 1 ноября ее похоронили в Днепре, церемония прощания была закрытой для журналистов, на похоронах присутствовал очень узкий круг близких людей.

А пятью месяцами ранее, 1 июня 2017, на них уже покушались. Чеченец Артур Денисултанов (известен также под фамилиями Курмакаев, Кринари, Тищенко, кличка Динго) представился журналистом французской газеты La Monde, несколько раз брал “интервью”, на последней встрече утверждал, будто приготовил супругам подарок: им оказались выстрелы из пистолета “Глок”. Амина открыла огонь в ответ, в итоге ее муж и предполагаемый киллер оказались в одной больнице.

Спустя год после первого покушения, в июне 2018, суд присяжных начал слушать дело, на скамье подсудимых Денисултанов.

А вот спустя год после реализованного покушения подозреваемых в убийстве Окуевой у следствия, похоже, нет.

Они все будут найдены рано или поздно. Мы никуда не спешим, - муж Амины Окуевой Адам Осмаев об убийцах жены 02
Фото: Фейсбук Адама Осмаева

-Адам, прошел год со дня убийства Амины. Что вам известно о результатах работы следствия?

-У меня нету информации, что там какие-то прорывы есть. Идет работа. Я знаю только то, что писали в СМИ.

-Несколько месяцев назад по подозрению в незаконном изготовлении оружия были задержаны трое бывших участников АТО – Виктор Балацкий (позывной Агат), Александр Корниевский (позывной Кулибин”) и Иван Каралюс (позывной Шукач). При обыске в нелегальных цехах по производству оружия были обнаружены улики, которые указывают на то, что именно они произвели тот автомат, из которого была застрелена Амина. Вы об этом знаете?

-Да, да. Я об этом читал в СМИ.

-А вы знаете, что этих людей отпускают из-под стражи? По крайней мере, мне точно известно, что из СИЗО вышел Корниевский.

-Нет, не знаю.

-А вы же в деле проходите как потерпевший. И вам теоретически должны сообщать, как продвигается расследование.

-Мой адвокат общается со следователями. Но они ничего пока не сообщают. Поэтому мы не знаем точно, связаны ли как-то с убийством те люди, которых вы назвали. Мы параллельно и свое собственное расследование ведем. И, думаю, мы гораздо ближе продвинулись к истине. Но пока не хочу ничего говорить публично.

-В этом собственном расследовании вы вышли на подозреваемого?

-Давайте не будем это комментировать сейчас. Дождемся результатов.

-Хорошо. Мы говорили с вами год назад, тогда вы были убеждены, что за убийством Амины стоит Москва. Сейчас тоже так считаете?

-Да, естественно. И это связано с предыдущим покушением на нас. Когда только задержали Денисултанова (Артур Денисултанов, – обвиняемый в покушении летом 2017, – ред.) он еще был испуган, ранен, поэтому у него был развязан язык. Он сказал что указание дали из Москвы Кадырову (Рамзан Кадыров, – глава Чеченской республики, – ред.), а Кадыров – своим людям, в том числе Денисултанову. Он сам это говорил правоохранителям. Но не под протокол, конечно. А когда понял, что в Украине не пытают, что здесь демократия, то начал уже другие истории сочинять.

-Расследование этого покушения окончено, передано в суд. И вдруг выяснилось, что прокуратура мотивом покушения указывает вовсе не заказ из Москвы, а личную неприязнь. Как вы к этому отнеслись?

-Ну, это, в принципе, понятно. Потому что очень сложно доказать заказ из Москвы. Ведь следователю или прокурору нужно это обосновать. А если нету зацепок, если человек не признался, то это очень-очень-очень сложно сделать. Понимаете? Они доказали факт того, что он стрелял, на этом и остановились.

-Вы сейчас оправдываете следствие?

-Я просто понимаю их.

-Я помню высказывание экс-советника министра внутренних дел Антона Геращенко о том, что покушение на вас, убийство журналиста Павла Шеремета, экс-депутата российской Госдумы Дениса Вороненкова, полковника СБУ Александра Хараберюша – это звенья одной цепи. А в итоге следствие этого не доказало…

-Вы знаете, был известный мафиози в Америке – Аль Капоне. К нему никак не могли подобраться, не могли взять, ни за что, хотя знали, что он руководит всей мафией американской. В итоге его посадили за неуплату налогов. Понимаете? То есть, в демократической и правовой стране следователи вынуждены опираться на факты. Вот в России, например, за полчаса этого Денисултанова заставили бы во всем признаться. Сказал бы все, что надо.

-Как рассмотрение этого дела проходит в суде?

-Идут заседания. Денисултанов устраивает представления. Все экспертизы указывают на то, что он стрелял, поэтому ему ничего другого не остается, кроме как устраивать какие-то концерты, пытаться на меня какую-то тень навести. он придирается, например, к тому, что на машину у нас документов не было с собой. О каких-то малозначительных вещах говорит, чтобы отвлечь внимание от главного. Он – опытный рецидивист, уже много раз был в тюрьме. Кстати, у него есть связь в тюрьме, он распространяет оттуда дезинформацию.

-А он в Лукьяновском СИЗО?

-Да. К сожалению, там проходной двор. В СИЗО СБУ (учреждение в Аскольдовом переулке Киева, где содержат в основном арестованных по делам, которые ведет СБУ, – ред.), например, такого нету бардака. В Лукьяновке же он свободно передвигается, играет в карты, звонит знакомым, у него есть связь, интернет, запретные продукты, все у него есть.

-А у вас откуда эта информация?

-Ну, есть. Например, он сейчас в интернет выкинул часть записей, которые делал, когда общался со мной и Аминой. Он же нам представился журналистом Le Monde, типа интервью у нас брал, записывал. Мы с Аминой рассказали об этом следствию, а адвокат Денисултанова ставил этот факт под сомнение, спрашивали, а где же они тогда, если они были? А эти записи пропали – их не было ни в его телефонах, вообще нигде. А сейчас уже появились у него! Значит, подельники ему скинули. А он часть их в интернет выкинул. Я не знаю, что он пытается этим доказать. Наоборот, он доказывает, что мы правду говорили все это время о том, что он выдавал себя за журналиста. Ну, посмотрим, что там будет дальше.

-Видела где-то в лентах новостей, что Денисултанов заявил, что готов, чтоб его обменяли на кого-то из украинцев-политзаключенных, сидящих в России или в оккупированном Крыму. Ведутся ли такие переговоры?

-Он очень хочет, чтобы его поменяли. Но, думаю, ему бы лучше сотрудничать со следствием и рассказать все. Тогда он получил бы маленький срок здесь, в Украине. Потому что, я думаю, в России его ждет расправа. Ведь они, я думаю, уже знают, что он все разболтал в самом начале и не очень этим довольны.

-Думаете, его там могут убить?

-Конечно. Ведь и в Австрии, когда его арестовали, он рассказывал западным журналистам, что существуют списки Кадырова на ликвидацию.

От автора: Денисултанов – родился в Гудермесе, после школы уехал из Чечни. Был замечен в различных аферах, бандитских разборках, рэкете, похищениях в Санкт-Петербурге. Имеет судимости. Стал известным после того, как его считали причастным к убийству бывшего охранника Рамзана Кадырова Умара Исраилова, который бежал на Запад

Он же рассчитывал, что ему в Австрии дадут статус беженца. А его вместо этого выслали в Россию, и он сразу там опроверг то, что давал интервью западной прессе. Его удивительным образом не ликвидировал там Кадыров. Судя по всему, Денисултанов курируется российскими спецслужбами – ФСБ или ГРУ, не знаю. Потому что Кадыров его не ликвидировал.

-А как бы вы описали этого Денисултанова?

-Вы знаете, я уже даже нашел его одноклассников, которые с ним учились в школе в Гудермесе. Могу вам скинуть фото его школьное даже.

Они все будут найдены рано или поздно. Мы никуда не спешим, - муж Амины Окуевой Адам Осмаев об убийцах жены 03
Денисултанов – слева внизу в пиджаке. Фото предоставлено Адамом Осмаевым

По словам одноклассников, его постоянно били все в школе, с мальчиками он вообще не общался, с девочками только. И уже тогда был аферистом, обманывал девочек, кидал. Был не совсем уравновешенный, плаксивый. Мог из-за плохой отметки расплакаться на уроке. В молодости уехал в Россию, редко в Чечне появлялся. В Санкт-Петербурге занимался мелким бандитизмом, аферами и так далее. Видать, с тех пор уже работал на спецслужбы – советские, потом российские… Засветился сначала в Австрии в связи с ликвидацией Умара Исраилова. Ну, и сейчас уже сюда приехал.

-Я разговаривала с питерским журналистом Дмитрием Запольским, который давно знаком с Денисултановым. Он его описывает как мелкого афериста, человека, которому бы не стали заказывать убийство. Ибо он не способен.

(смеется)

-Ну, знаете… Возможно, он решил, что сможет это сделать, потому что мы с Аминой вежливые, с виду простыми такими кажемся… Я предполагаю, что изначально, может быть, у него была задача просто нас под киллеров подвести. А он решил, может быть, что сам справится, а деньги за наше убийство себе оставит.

-А о какой сумме идет речь, не знаете?

-Еще много лет назад это были сотни тысяч долларов. Сотни тысяч. Сейчас, наверное, больше.

-Как по-вашему, суд над Денисултановым чем закончится?

-Надеюсь, даст Бог, все-таки он получит максимальный срок. Не знаю, есть ли там пожизненное заключение в его статье. Но ему и 10 лет будет достаточно, чтобы в тюрьме там… Он просто немолодой.

-А как думаете, будут ли найдены те, кто убивал Амину?

-Они все будут найдены, будут наказаны рано или поздно. И я хочу напомнить, что был такой деятель, полковник Буданов. И пусть те, кто это сделал, спросят, как он закончил.

От автора: Российский военный, полковник Юрий Буданов в 2003 году был осужден на 10 лет за похищение и убийство 18-летней чеченки Эльзы Кунгаевой во время Второй чеченской войны. Уже через год попытался получить помилование, но его не отпустили после протестов в Чечне. В начале 2009 года вышел из тюрьмы условно-досрочно. Через два года был убит в Москве чеченцем Юсуп-Хаджи Темирхановым

Мы никуда не спешим. Даже если со мной что-то случится, мои побратимы, товарищи, братья – они закончат это дело, даст Бог.

-Вы имеете в виду, что если украинские власти не найдут убийц, вы сами их найдете?

-Безусловно. Мы не надеемся даже, что украинские власти кого-то найдут. Потому что все эти люди уже в основном находятся на территории России. Поэтому… (прерывает мысль, – авт.) Господь их покарает в любом случае. Будем надеяться, что скоро.

-Вы провели параллель с Будановым. Имеете в виду, что планируете убить убийц Амины, когда найдете?

-Я не хочу сейчас распространяться. Думаю, даст Бог, вы узнаете об этом когда-нибудь.

Без Амины

-Я заметила, что вы об Амине до сих говорите пор в настоящем времени.

-Ну да. Потому что мы с Аминой были верующие. Мы верим в то, что здесь у нас испытания, и я верю, что она прошла достойно свое испытание.

-Слышали же наверняка версию о том, что Амина на самом деле жива, а ее убийство – это инсценировка?

-Да, к сожалению, слышал.

-Вновь об этом заговорили после того, как СБУ инсценировала убийство российского журналиста Аркадия Бабченко. Как реагируете на подобные разговоры?

-Неприятно, но уже смирились. Многие люди, которые склонны к “зраде”, склонны верить конспирологическим теориям. На самом деле, такую операцию, как с Бабченко, можно в секрете день-два держать. Дольше – это очень-очень сложно. Ведь огромное количество людей должно быть задействовано, и все должны молчать… Я, наверное, как никто в этом мире хотел бы, чтобы это была правда. Но, к сожалению, это не так.

-Что происходит с процессом увековечивания памяти Амины?

-Мы работаем над этим. В Киеве идет работа по названию новой улицы в честь Амины.

-Как мама Амины?

-Ей, естественно, тяжело. Это ее единственный ребенок. Но я ее поддерживаю, всегда на связи. Друг друга поддерживаем, слава Богу. Держимся. Держимся. Сейчас в Украине многие семьи потеряли близких. Это война, ничего не поделаешь.

-У вас же тоже ранения были. Как ваше здоровье сейчас?

-Слава Богу, все хорошо. Все зажило давно уже. Враги не дождутся, я думаю.

-В предпоследний раз мы с вами встречались с больнице, после убийства Амины. Мы писали интервью с открытыми дверями, у которых стояли вооруженные охранники. Какие сейчас у вас меры безопасности?

Они все будут найдены рано или поздно. Мы никуда не спешим, - муж Амины Окуевой Адам Осмаев об убийцах жены 04

-Нормально. Все нормально.

-Вы под охраной?

-Я не хотел бы об этом распространяться.

Дела российские

-В России на вас заведено несколько дел. В одном из них вас обвиняют в подготовке покушения на Путина…

-Да там много дел всяких разных на меня возбудили. Ну, ничего. Мы на них тоже будем дела открывать.

-А Интерпол вас разыскивает?

-Да, я давно в розыске. Больше 10 лет.

-Выезжать из Украины вы не можете?

-Нет, не могу.

-А здесь у вас какой юридический статус?

-Вид на жительство.

-Россия уже просила Украину экстрадировать вас, Генпрокуратура отказала. Больше не просили?

-Нет.

-Если уж заговорили об экстрадиции, расскажите, как вы относитесь к истории с Тумгоевым (Тимур Тумгоев – 31-летний ингуш, которого Украина выдала России, там его обвиняют в терроризме и членстве в ИГИЛ, – ред.)?

-Я его лично не знал, поэтому мне сложно что-то комментировать. Из того, что я читал: парень вроде бы хотел воевать с батальоном имени Шейха Мансура… Я считаю, что по таким статьям России никого не следует передавать. Ведь слишком много шансов, что это все сфабриковано, и людей там ожидают пытки, казнь, и так далее.

-То есть, вы не верите в его причастность к ИГИЛ?

-Я, если честно, без понятия. В крайнем случае, если есть такие подозрения, можно человека на полиграфе проверить. Или отправить в ту страну, откуда он приехал. Но не в Россию отправлять.

-Адам, чем вы вообще сейчас занимаетесь?

-Скажем так, я продолжаю борьбу. Так или иначе.

-Но не на фронте, я так понимаю?

-Вы же видите, что фронт сейчас везде. Он не обязательно на линии разграничения. На нас два покушения было в Киеве.

-Известно о двух чеченских батальонах, воюющих на фронте за Украину – тот, кторый возглавляли вы, и имени Шейха Мансура. Что с ними сейчас?

-Сейчас именно мы стали, скажем так, военными советниками. А по поводу батальона имени Мансура не знаю, у них нужно спрашивать.

-А вы разве не поддерживали с ними связь, да? У меня есть ощущение, что вы пытаетесь отмежеваться от этого батальона. Ошибаюсь?

(смеется)

-Нет, дело не в этом. Если есть необходимость, мы связываемся. Но я боюсь сказать лишнего, поэтому не берусь ничего говорить о том, где они и чем занимаются.

-А по ту сторону линии разграничения сейчас есть чеченские батальоны?

-Есть одиночки и небольшие банды. А организованных групп, насколько я знаю, нету уже давно, их вывели.

-А почему?

-Они там не поделили что-то с Захарченко (Александр Захарченко – называл себя главой т.н. “ДНР”, убит в августе 2018, – ред.), какие-то деньги, у них перестрелки даже были. И Кадыров их забрал оттуда. Они сейчас по России бандитствуют. Некоторые заезжают сюда обратно в Украину под другими документами, бандитизмом занимаются уже здесь.

-А вам известны такие факты?

-И мне известны, и правоохранительным органам известны. Периодически задерживают. Вот, недавно в Киеве задержали одного с оружием. Он с номерами КРА, по-моему (государственные номер серии КРА в России связывают с Чеченской республикой, КРА можно расшифровать как “Кадыров Рамзан Ахматович”, – ред.). Война продолжается.

-И еще о чеченцах в Киеве. Прошел год после убийства в центре Киева Тимура Махаури(чеченец, ранее был судим в Украине, в России его считают причатсным к убийству известного чеченского полевого командира Шамиля Басаева, – ред.). Насколько я понимаю, это были чисто бандитские разборки. А у вас какое видение этого дела?

-А у вас почему такое сложилось впечатление?

-Ну, он ранее был осужден в Украине за незаконное хранение оружия, в других странах привлекался, биография у него насыщенная и весьма неоднозначная, он был в ресторанах, которые вряд ли могут себе позволить бойцы АТО… Ну, и чеченцы, с которыми мы связывались, узнавая об этом деле, отказывались говорить. Часто это случается потому, что “о погибших либо хорошо, либо никак”. Но эти мои выводы, конечно, могут быть ошибочными.

-Я утверждать тоже не буду ничего. Но лично мне кажется, что здесь тоже есть “российский след”. Посмотрим.

Они все будут найдены рано или поздно. Мы никуда не спешим, - муж Амины Окуевой Адам Осмаев об убийцах жены 05

-А как вы оцениваете протесты, которые проходят в Ингушетии? (Многотысячные протесты проходят из-за того, что Глава Республики Ингушетия РФ Юнус-Бек Евкуров подписал соглашение с Главой Чеченской Республики РФ Рамзаном Кадыровым о передаче Чечне спорной территории. Обе кавказские республики называют эту территорию своей, – ред.)

-Ситуация достаточно опасная. В первую очередь для ингушских людей, которые там протестуют. С одной стороны, хорошо, что люди поднялись за свои права. Но, к сожалению, это ни к чему не приведет. Властям плевать на них. И Евкурову, и Кадырову, и российским властям – всем плевать на мнение народа. Хорошо, если без кровопролития там закончится.

-А вы переданную Кадырову территорию считаете ингушской или чеченской?

-Знаете, наши правители при Ичкерии (Чеченская Республика Ичкерия, – непризнанная республика, которая в 1991 заявила о независимости. Перестала существовать после двух российско-чеченских войн в 2000 году, – ред.) специально не делали там границу. Хотя пост Ичкерии стоял именно там, где сейчас проведена граница – по реке Фортанга.

-Выходит, вы поддерживаете цель, которую преследует Кадыров, но не разделяете методы? Правильно я вас понимаю?

-Нет, мы не высказываемся в поддержку того, что сделал Кадыров именно потому, что это Кадыров сделал. Мы не хотим быть с ним согласными даже в том, что он правильно сделал. Мы стоим на том, что между Чечней и Ингушетией вообще не должно быть границ, между нашими народами. Но если уж и говорить о границах, то она, действительно, по Фортанге проходила. Места, о которых идет речь, очень глухие. Там ни одного населенного пункта нету. Туда без спецназа боятся подняться люди – и кадыровцы, и евкуровцы, и россияне. Я там был, я там воевал, я знаю эти места. Там было сопротивление наше кавказское.

-Но ингуши уверяют, что на этой территории стоят их родовые башни, поэтому им так ценна эта территория.

-Да просто ингушей всегда ущемляли, поэтому с одной стороны их можно понять. Вы знаете, у них забрали огромный пригородный район, который до выселения считался Ингушетией. У них был конфликт с осетинами, кровопролитие сильное было. Россия выступила на стороне осетин, и ингушей изгнали. Вот и сейчас им очень обидно, что они несколько лет считали, что Ингушетия – большая… Хотя на самом деле им абсолютно не нужен этот кусок. И нет никакой разницы, что он будет в составе Ингушетии нарисован, что в Чечне. Потому что там просто никто не бывает практически.

-Но там есть залежи нефти.

-Да эту нефть не очень рентабельно добывать. Поэтому ингушей просто задело, что без их ведома, не посоветовавшись Евкуров принял такое решение. Ну и Кадыров, видите, как высокомерно себя ведет. Говорит, что он готов и воевать, если надо будет. Это, конечно, возмутительно.

-К войне между двумя народами это может привести?

-Конечно, может. Были уже такие стычки. Вспомните, как 12 лет назад командира чеченского ОМОНа Бувади Дахиева убили ингушские полицейские в перестрелке (В 2006 эту историю в “Новой Газете” описывала убитая позже Анна Политковская, прочесть можно здесь, – ред.). Его расстреляли. Они приехали на территорию Ингушетии кого-то задерживать, ингуши сказали: а что вы без нашего ведома здесь ездите? Началась перестрелка, убили командира их, ОМОНа кадыровского. И еще человек пять. Так что все может быть. Но я вам так скажу: чеченский народ никогда не будет воевать с ингушами. Если и будут – то это будут кадыровцы, и они будут нехотя это делать.

-Адам, а в самой Чечне есть еще противостояние режиму Кадырова?

-Есть, конечно. В Чечне тысячи людей, которые готовы в любой момент взять в руки оружие. Просто они ждут удобного момента. Пока это просто не имеет смысла, любое восстание будет подавлено жестоким образом. Но вы еще услышите про Чечню, я думаю, очень много.

Ирина Ромалийская, для “Цензор.НЕТ

Фото: Наталия Шаромова, “Цензор.НЕТ”

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close