МНЕНИЯ

Алексей Арестович: Мы сейчас находимся в ситуации «пари Паскаля»

После того как главаря боевиков «ДНР» Александра Захарченко ликвидировали в донецком кафе «Сепар», многие считали, что к власти в псевдореспублике придет очередной ставленник Кремля. Но жизнь показала, что это не так. Сейчас в Донецке разгорелась настоящая война за власть, в которой применяются все возможные приемы: подставы, вбросы, аресты и даже попытки ликвидации конкурентов.

Это все наводит на мысль о том, что Москва теряет контроль над террористами. Хотя некоторые высказывают мнение, что все происходящее там — это подковерная борьба двух российских спецслужб ФСБ и ГРУ за сферы влияния.

Что в действительности происходит на оккупированном Донбассе и чем это грозит Украине, о главных рисках для Украины на ближайшие годы и о механизмах расшатывания обстановки в интервью «ФАКТАМ» рассказал военный эксперт, блогер Алексей Арестович.

— Я думаю, что все происходящее сейчас в «ДНР» — это война башен Кремля(спецслужбы ФСБ и ГРУ. — Авт.) друг с другом, — говорит Алексей Арестович. — Ведь путинская модель управления предполагает стравливание исполнителей между собой и их конкуренцию. И эта модель вполне реализована в «ДНР» и «ЛНР», начиная с того, что созданы две «республики» вместо одной — «Новороссии». Хотя это было бы логично, более уместно и эффективно с точки зрения управления теми же «республиками», а также с точки зрения их снабжения. Но вместо этого были созданы две «республики», причем «ДНР» была отдана на откуп ФСБ, а «ЛНР» — ГРУ. Но и туда и туда допущены противоположные спецслужбы.

Если взглянуть шире, то можно увидеть присутствие в России четырех соревнующихся между собой групп, в том числе и по вопросам «ДНР”/”ЛНР», а также Крыма. Это силовики, либералы, изоляционисты и международники, скажем так. При этом названные мной группы не всегда совпадают. В частности, либералы далеко не всегда международники, а изоляционисты далеко не всегда силовики. Это приводит к серьезным разногласиям между ними, отголоски которых взрываются, и мы их слышим.

— Не выльется ли эта война за власть в псевдореспублике осложнением ситуации на фронте?

— Здесь нет прямой связи между политической борьбой в так называемых «ДНР”/”ЛНР» и ситуацией на фронте. Фронт живет своей логикой, которая диктуется военными соображениями.

— После выступления Петра Порошенко в ООН некоторые эксперты начали делать выводы, что Украина намекнула о бесперспективности ввода миротворцев на Донбасс. Действительно ли это так?

— По моему мнению, это неправильные выводы. Ведь выступление президента еще раз показало, что единственный вариант урегулирования ситуации на Донбассе: миротворческая полицейская миссия ООН. Я убежден, что это единственный вариант в нашей реальной ситуации. Другой вопрос, что Россия на него не соглашается. Но это не значит, что через год — два она не согласится на него.

— Недавно США передали Украине катера типа Island. Действительно ли их наличие в Азовском море сможет переломить критическую ситуацию, которая сложилась сейчас там?

— Эта передача показывает, что на сегодняшний день создана международная военно-техническая возможность для того, чтобы мы начали активно действовать в ответ на происки России. Таким образом, мы вполне способны проводить свое патрулирование, сопровождение судов, а также вполне сможем проводить досмотр российских судов. И мы это показали, когда в Азовское море зашел «Донбасс» и «Корец» — два корабля управления и обеспечения, замкнувшие военно-техническую линию обеспечения.

Сейчас в Азовском море уже есть активные силы пограничников и четыре катера ВМС Украины. Когда туда зайдут еще два корабля, полученных от США, то их там будет уже шесть. Для такой лужи это серьезная группировка. Она вполне позволит контролировать безопасность как границы, так и украинской экономической зоны, а также осуществлять патрулирование, ну и, конечно же, обеспечивать защиту судов путем вооруженного нейтралитета и их сопровождения. Это серьезное усиление.

— В то же время сейчас многие говорят о необходимости создания в Бердянске мощной морской базы, которая сможет переломить сложившуюся патовую для Украины ситуацию. Так ли это?

— Морская база в Бердянске уже создана. Когда «Донбасс» станет там в качестве плавучей казармы и пункта управления, то можно считать, что это уже база. Ведь она не обязательно должна быть непосредственно на море. Военные арендуют часть гражданского порта, на котором будут замыкаться снабжение и остальные связующие. Другое дело, что будет избрано еще одно место, где планируют разместить усиленные подразделения.

Но назвать морскую базу в Бердянске мощной все равно не получится. Потому что база, на которой размещаются всего шесть малых кораблей, не может быть мощной базой. Тем не менее она прикрыта средствами противовоздушной обороны, прикрыта сухопутными войсками и является пунктом управления и обеспечения. Опираясь на нее, наши суда могут действовать в Азовском море. И это очень хорошо. Таким образом, уже сейчас мы получили оперативные возможности для проведения операций по прикрытию своих государственных экономических интересов в Азовском море.

— Пока Украина усиливает свои позиции вдоль линии соприкосновения с Россией, агенты Кремля пытаются раскачать ситуацию внутри страны. Особенно на юге Украины, где не прекращаются нападения на активистов. Это попытка взять реванш или показать перед выборами украинцам, что власть беспомощна? Существует ли угроза потерять Одессу?

— Там нужно разделять, где действует Россия, а где — местные разборки. Отследить наверняка, нападают на активистов россияне или местные балбесы — достаточно сложно. Но юг действительно «качают» в рамках проведения в Украине президентских, а в дальнейшем и парламентских выборов. Это остается частью целенаправленной политики Кремля в отношении нашей страны. Ведь Украина, отсеченная от моря, — это экономическая смерть государства в течение короткого времени: двух — трех кварталов. Поэтому там воплощается системная задача, направленная на подрыв на юге наших государственных позиций и приведение к власти пророссийских сил.

Решается эта задача Кремлем доступными ему методами: через свою агентуру, общественные движения и СМИ проводятся информационно-психологические операции регионального масштаба. Все это направлено на то, чтобы поддерживать напряжение, а в информационном пространстве и головах людей четко утвердился месседж, что украинские власти неспособны контролировать ситуацию, «Новороссия» побеждает и у нее есть шанс распространиться. Делается это для того, чтобы потом обменять это на идею федерализации, например.

— Параллельно не утихают страсти на Закарпатье. Чего добивается Венгрия выдачей паспортов и громкими заявлениями? Есть ли реальная угроза сепаратизма там и как должна реагировать Украина?

— На подобные действия стоит реагировать, так как это угроза национальной безопасности и в перспективе — открытие второго фронта по крымскому варианту. Да и, вообще, это не хорошая история. В последнее время венгры занимают особую позицию — страна доигралась до санкций, которые хочет применить к ней ЕС.

Сейчас в Венгрии у власти националистическое правительство, и основной причиной таких действий, кроме политической, является то, что у венгров большие проблемы с трудоспособным населением. В стране всего 10 миллионов населения, три из которых уехали в ЕС на заработки. И венграм трудно набрать к себе людей, в отличие от Польши. Такое положение связано с тем, что венгерский язык очень сложный, и единственный ресурс у них — это венгры, которые живут на Закарпатье, их там очень много. Поэтому они критически заинтересованы в этом ресурсе и перетягивают его.

Такое перетягивание трудовых ресурсов подрывает основу государственного суверенитета Украины и является одним из серьезных рисков национальной безопасности. Поэтому Украина принимает меры не только на уровне МИД, но и Вооруженных Сил — учения ВСУ с высадкой десанта, которые были проведены недавно, показывают Венгрии, что мы можем ответить адекватно. Они уже нервно отреагировали на это. Но это кризис, который продолжит развитие и в течение года — полутора будет представлять серьезную угрозу нашей безопасности. Поэтому эту ситуацию нужно всячески мониторить.

— Раз уж мы заговорили об использовании Москвой СМИ, то скупка Кремлем медиаресурсов — это попытка протолкнуть своего кандидата на выборах или усиление информационной войны на нашем поле? Если главная цель — продвижение кандидата, то кого? И на кого из участников гонки в таком случае стоит делать ставку украинцам?

— Скупку Москвой медиаресурсов нужно расценивать как компромисс. То есть это и дальнейшее их использование в информационной войне против Украины, и попытка протолкнуть пророссийского кандидата.

Что же касается предвыборной конъюнктуры, то мы сейчас находимся в ситуации «пари Паскаля». Паскаль был великим математиком и предложил такое пари, которое гласит, что человек, который верит в Бога, выигрывает как в случае если Бог есть, так и в случае, если его нет. Потому что имеет надежду при жизни. А человек, который не верит в Бога, проигрывает и в случае если Бог есть, и в случае, если Бога нет. Потому что, даже если Бога нет, то он не имеет в этой жизни надежды и ориентиров. В такой ситуации находятся и украинцы.

Мы точно знаем, что президент Порошенко будет решать задачу по защите суверенитета и продвижения Украины в сторону ЕС и НАТО. Потому что факты свидетельствуют об этом: томос, безвиз, международная поддержка, сотрудничество, миллиард долларов, переданных США на поддержку украинской безопасности. А что будут делать другие кандидаты, мы не знаем. И я не думаю, что мы находимся в ситуации, когда это следует проверять и менять коней на переправе. Поэтому хладнокровно и рационально я думаю, что, выбирая из всех кандидатов, нужно сейчас голосовать за Порошенко.

Угадывать, пророссийскую или не пророссийскую ориентацию имеют другие кандидаты, не имея реальных доказательств, — неблагодарная работа. Хотя, я думаю, «Оппоблок», например, или деятельность Юлии Тимошенко, которая все свои проекты так или иначе составляла в интересах России, показывают их предпочтения. Поэтому Тимошенко нужно подвергнуть всесторонней оценке, которая должна быть выдана обществу. И я ее выдаю. Я внимательно присматривался к Юлии Тимошенко всю ее карьеру, и я не увидел ни одного стратегического проекта, который так или иначе не был бы актуален для Кремля.

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close