МНЕНИЯ

Алексей Арестович: Россия перешла на двойки боевых пид*расов

17 сентября Минобороны России выдвинуло новую партию обвинений в адрес Украины в деле о сбитом над Донбассом пассажирском самолете “Боинг”. Их суть сводится к трем пунктам: ракета, которой был сбит самолет, находилась на балансе украинской воинской части; фото- и видеоматериалы, которыми оперирует следствие, сфальсифицированы; у России якобы имеется запись разговора украинских военных, которая якобы доказывает их причастность к этому теракту.

В блиц-интервью UAportal военный обозреватель и блогер Алексей Арестович пояснил, почему это не “прямое доказательство” вины Украины, а лишь “вновь открывшиеся обстоятельства”, которые станут предметом дополнительного расследования. Он также задал главный, принципиальный вопрос, на который не ответили в российском Минобороны.

Все эти расследования делятся на 3 этапа. Первое – установление истинности и принадлежности материально-доказательной базы. Можно ли считать запись и свидетельство о монтаже видео гарантированными свидетельствами? Нельзя. Означает ли, что ракета, находившаяся в воинской части в Прикарпатье, не могла в результате перипетий быть перевезена на восток Украины, передана, например, воинской части, которая стояла в Донецкой области, была захвачена террористами и именно ею произвел пуск российский “Бук”? Захваченной украинской ракетой специально, чтобы потом сказать, что это украинцы. В рамках спецоперации. Никаких доказательств.

Даже если представить, что это ракета украинская, и ею был произведен пуск в то время и в то место, открытыми остаются вопросы: кто производил этот пуск и не является ли это простым совпадением и наложением. Например, что россияне производили пуск в том районе, той же ракетой, по другой цели, например, по самолету Вооруженных Сил Украины, которые там летали и которых там уже сбивали. А потом ее нашли на месте катастрофы либо близко к этому месту и посчитали, что именно этой ракетой сбит “Боинг”. А реальная ракета лежит где-нибудь в болоте и ее нельзя найти.

Даже это совпадение надо изучать – притом, что, если это не глубокий фейк и если это не фальсификация, начиная с записи в журнале и заканчивая всем остальным.

Когда-то при Сталине был хороший предмет: логика. В современной России этот предмет из программы убрали, и результатом стали такие персонажи типа этих двух боевых пид*расов, которые дают брифинг. Россия, я смотрю, вообще перешла на двойки боевых пид*расов. То эти два придурка, то теперь два генерала сыграли такую роль.

Они говорят, что это прямое доказательство… Надо было хотя бы с юристами-международниками посоветоваться. Это не прямое доказательство – это вновь открывшиеся обстоятельства, которые требуют доследования.

Поэтому подпрыгивать, радостно надуваться и кричать, что Украина виновата, очень и очень рано.

Итак, есть группа вопросов, которые следует изучить. Первое – что то, что предоставили россияне, само по себе не является фейком. Начиная с записи в журнале и заканчивая фейковым свидетельством того, что запись смонтирована. Кроме того, нужно доказать, что запись была смонтирована с преступным замыслом. Ведь сам по себе монтаж не означает преступного замысла. Ее могли смонтировать, например, чтобы она стала короткой и вложилась в новостную ленту.

И, наконец, необходимо доказать, что голоса этих полковников не сфальсифицированы, не смонтированы или просто не надиктованы пранкерами.

И еще одна группа вопросов. Представим себе, что все это правда. Окажется, что ракета не была передана воинской части в Донецке, что она не была захвачена сепаратистами и россиянами и потом ею заранее не произвели отстрел с целью фальсификации.

Но главный вопрос: кто эту ракету запускал? Сам факт того, что это ракета украинская, не означает, что ее пуск осуществляла украинская установка по команде украинских военных.

– Повлияют ли эти заявления на ход расследования?

– Ни на какое прямое доказательство, и даже косвенное, оно не тянет. Оно просто порождает еще одну версию для следователей. Следствие займется этой версией и установит ее истинность или ложность. И еще один аспект – не является ли это попыткой фальсификации и воздействия на следствие со стороны России.

Косвенно в пользу этого говорит тот факт, что они формулировали эту версию с мая по сентябрь. А сколько тех заводов, которые производят эти ракеты и сколько тех архивов? И еще один момент – они озвучили эту версию, как только стала известна дата начала международного трибунала. Почему они не озвучили ее раньше? Уже по этим признакам можно сказать, что заявления имеют характер информационной операции, которая должна произвести определенное впечатление к определенной дате.

Если будет установлено, что россияне фальсифицировали все эти доказательства, то это будет фальсификат покруче Солсбери. И похоронит их репутацию окончательно – те жалкие остатки, которые у них есть.

– Вы считаете, одна из главных целей таких заявлений – затянуть процесс расследования? Выиграть время?

– Да. И размыть усилия следственной группы, породить сомнения в умах западного обывателя, а также украинского и российского, воздействовать на политикум и пытаться играть на противоречиях между Украиной и Западом.

Здесь все признаки информационной спецоперации.

– Ваш прогноз – как все-таки будет решен вопрос?

– На протяжении короткого времени украинская сторона и западные следователи предоставят доказательства о движении этой ракеты либо признаки фальсификации данных, которые они предоставили. Через неделю-две выяснится, что это глубокий фейк со стороны России, интернет будет переполнен мэмами относительно этих двух боевых пид*расов. Все в очередной раз поржут над Россией и в очередной раз убедятся в том, что это террористы международного масштаба, да еще и тупые террористы, которые даже правильно следы заметать не умеют.

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close