БЛОГОСФЕРА

Андрей Капустин: Никто не забыт, ничто не забыто

Чуть больше года назад, я, как большой любитель переиначивать на новый лад разные песни, сказки, прозы и прочие хокку с танками и БТРами, когда о президенте Украины Зеленском, как и о досрочных выборах в ВР-2019, никто вообще не подозревал, я написал сказочку.

Взяв за основу творчество великого Роберта Милна и его Винни-Пуха.

Музой послужило согласие Медведчука влиться в партийный проект Рабиновича типа “За життя”, он же – проект “Нежить”.

Спасибо ФБ и Марику Ц. за напоминание.

Как по мне, сегодня эта история прошла испытание временем и выглядит более чем актуально.

Тем более, что перед тем, как повторно выставить текст в ФБ, я прочитал его своим самым жестоким критикам – жене и дочери.

Они искренне хохотали.

Впрочем, дальше судить вам:

“ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ МЕДВЕДЧУКА И РАБИНОВИЧА”

ЭПИЗОД 7: «ЭЛЕКТОРАЛЬНОЕ ДЕРЕВО И ДИКИЕ ИЗБИРАТЕЛИ»

Однажды, гуляя по Избирательному Лесу с мешком Гречки в руках, Рабинович увидел Медведчука.

Медведчук сидел на траве, грустно уставившись на пень, где стояли три стакана до краев наполненных виски Jameson.

– А что ты тут делаешь, Чук? – поинтересовался Рабинович, ловя ноздрями ирландский аромат.

– Мучаюсь, – ответил Медведчук. – Понимаешь, Робин, я не могу выбрать, какой из стаканов пить первым. Это очень мучительный Украинский Выбор.

– Если ты пойдешь со мной по Очень Важному Делу, – сказал Рабинович, – я тебе помогу.

Медведчук радостно закивал в знак согласия, а Рабинович достал из кармана пиджака три старых автобусных билета и огрызок карандаша. Написал с обратной стороны на каждом билете цифры 1,2 и 3, поплевал на бумажки и прилепил их на стаканы.

– Вот, Чук, – заявил Рабинович, – теперь у тебя нет проблем с Украинским Выбором. Сперва ты выпиваешь стакан номер один, потом стакан номер два, а затем, если останутся силы, и стакан номер три. Но давай, ты это сделаешь чуть позже.

Когда мы вернемся, закончив Очень Важное Дело. А пока слей все назад в бутылку и спрячь ее под вон тем дубом, чтобы ее не нашел Серега Пашинский.

– Ладно, – согласился Медведчук, сливая виски назад в бутылку, – а что это за Очень Важное Дело.

– Понимаешь, – ответил Рабинович, – я тут, в Избирательном Лесу, нашел огромное Электоральное дерево. И, судя по звукам изнутри, там живет очень большой рой Диких Избирателей, до которых пока никто не добрался. А это значит, что при правильном окучивании с них можно получить очень много Свежих Голосов. Но одному мне не справится. Поэтому я предлагаю тебе стать моим Партнером.

– А что я должен делать? – с опаской спросил Медведчук. Поскольку хорошо знал, что обитатели Электоральных деревьев, если их разозлить, бывают просто смертельно опасными. – Ты хочешь, чтобы я полез к ним прямо в дупло?

– Не бойся, – сказал Рабинович, – никто в дупло лезть не будет. Мы должны выманить Избирателей наружу и показать им Такое, что тут же заставит их отдать нам Свежие Голоса.

– А что это Такое? – поинтересовался Медведчук.

– Увидишь, – ответил Рабинович, – но нам еще нужен воздушный шарик. А еще лучше два – желтый и синий.

– Но у меня нет воздушных шариков, – грустно заметил Медведчук.

– Зато они есть у Просто Парубия, – сказал Рабинович, – Именно желтый и синий. Ты к нему сбегай и попроси ненадолго эти шарики.

– А, если Просто Парубий их нам не даст?

– А ты ему скажешь, что хочешь написать на синем шарике желтой краской слово «Слава», а на желтом шарике синей краской слово «Украине». Потому что эти слова любят и Домашние, и Дикие Избиратели.

– Я попробую, – сказал Медведчук и поспешил к норе, украшенной табличкой «Верховна Р.», где жил Просто Парубий.

А Рабинович отправился к Электоральному дереву. Постучал палкой по стволу и начал громко кричать – Цыпа-цыпа-цыпа,- разбрасывая Гречку мелкими жменьками.

Через минуту в стволе Электорального дерева воцарилась тишина и из дупла начали выглядывать любопытные Дикие Избиратели.

– Пошел вон, Рабинович, – возмущенно зажужжали Дикие Избиратели, увидев, кто к ним пожаловал, – Убирайся. Мы за Гречку не продаемся.

– А вас никто и не покупает, – ответил Рабинович, – И вообще это не для вас. Просто у меня здесь назначен пикник с Домашними Избирателями.

В это время к Электоральному дереву подбежал запыхавшийся Медведчук, – Вот, Робин, – гордо произнес он, протягивая Рабиновичу не два, а целых три шарика: синего, белого и красного цветов.

– Где ты взял этот триколор? – в ужасе закричал Рабинович, – Это же цвета флага Очень Братского Народа. А Дикие Избиратели Очень Братский Народ очень не любят.

– Понимаешь, Робин, – сказал Медведчук, – Просто Парубий сказал, что синий и желтый шарики у него уже взял напрокат Открыватель Питер-Скунс. Который как раз сегодня открывает Новую Глубокую Яму, Новый Крутой Холм и Новую Безбрежную Лужу. А эти шарики я увидел возле домика Старой Оппы. Ну и взял временно попользоваться. Потому что Старая Оппа все равно до вечера будет спать.

– Но как я все это объясню Диким Избирателям, – грустно сказал Рабинович.

– А ты им скажи, что ты представитель Антикоррупционной Общественной Организации, которая работает на голландских грантах. Они, хоть и дикие, но доверчивые. И никто не станет проверять под каким ты флагом – голландским или Очень Братского Народа.Потому что и там, и там один и тот же триколор.

– Ладно, попробую, – с сомнением в голосе сказал Рабинович, – хотя меня гложат нешуточные сомнения. Давай, как следует надуй шарики, чтобы я смог подлететь к дуплу. А я сплету Патриотический Венок.

Пока Медведчук как следует надувал шарики, Рабинович сплел из желтых одуванчиков и синих васильков, Патриотический Венок, нацепил его между ушами, сжал веревочки шариков и медленно взлетел.

Поравнявшись с дуплом, откуда глазели Дикие Избиратели, Рабинович негромко запел:

– Я просто тут летаю,
С коррупцией борюсь,
И ни за что на свете
  Я ей не покорюсь.

Ведь я вам не какой-то
  Залетный москальчук,
И я не Рабинович,
И я не Медведчук.

После чего закричал, задравшему голову Медведчуку, – Скажи Чук, я похож на бескомпромиссного патриотического борца с коррупцией на голландских грантах?

– Нет, Робин, – ответил Медведчук, – ты похож на Рабиновича, который под флагом Очень Братского Народа хочет выдурить у Диких Избирателей много Свежих Голосов.

В это время Дикие Избиратели тоже догадались, что, несмотря на Патриотический Венок, перед ними совсем не бескомпромиссный борец с коррупцией на голландских грантах и начали кидать в Рабиновича гнилые сливы и яблоки.

– Чук, – закричал Рабинович, – я все понял. Это неправильные Дикие Избиратели. Помоги мне спуститься вниз.

– А как я помогу тебе спуститься, Робин? – крикнул в ответ Медведчук.

– Быстро беги к Сереге Пашинскому, возьми у него наградной пистолет Glock и подстрели эти шарики.

Когда Медведчук с пистолетом Glock наперевес вернулся к Электоральному Дереву, Рабинович был с ног до головы покрыт гнилой мякотью яблок и слив. А сбитый с головы патриотический венок, валялся среди рассыпанной Гречки.

– Стреляй, Чук, быстрее стреляй, – взмолился Рабинович.

Медведчук прицелился и три раза нажал на спусковой крючок. Из шариков со свистом начал быстро выходить воздух, и Рабинович, ударяясь о ветки и сучья, приземлился возле дующего в дуло пистолета Медведчука, сильно ушибив при этом правый бок.

– Спасибо, Чук, – кряхтя от боли сказал Рабинович, – ты спас мне жизнь и я это не забуду. А Электоральное Дерево мы в следующий раз просто срубим. Дикие Избиратели останутся без крыши над головой, и мы их быстро одомашним.

– Хорошо, – ответил Медведчук, – давай я помогу тебе добраться домой, а сам пойду заниматься Украинским Выбором, пока Серега Пашинский не нашел мою бутылку виски Jameson.

Когда солнце уже почти закатилось за Избирательный Лес, из кустов, окружавших Электоральное Дерево, вышли, держа в вытянутых руках Голоса, Домашние Избиратели, издалека почуявшие запах Гречки.

Но увидев, что Голоса никому отдавать не нужно, быстро спрятали их в карманы и дружно принялись клевать дармовой корм, радуясь свалившейся на них Удаче.

Андрей Капустин

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close