В МИРЕ

Давид Гендельман: О поставке С-300 в Сирию

Прежде всего еще раз напоминаю, что поставка С-300 это только одна из трех заявленных Шойгу мер. Также были заявлены оснащение командных пунктов сирийской ПВО автоматизированными системами управления для централизованного управления всеми силами и средствами ПВО Сирии и обеспечение идентификации российских самолетов. Это является реальным оперативным выводом МО РФ из инцидента с Ил-20, без этого сирийские С-300 будут представлять опасность в первую очередь для ВКС РФ. Кроме того, заявлено радиоэлектронное подавление действий боевой авиации, атакующей объекты на сирийской территории в прилегающих к Сирии районах над акваторией Средиземного моря. Поэтому эти меры следует воспринимать комплексно.

Конкретно С-300 это проблема серьезная, но решаемая. ВВС Израиля готовятся к противодействию С-300 уже двадцать лет, начиная со старых модификаций этого семейства ЗРК, когда поставки Сирии и Ирану были еще только на стадии обсуждений. Периодически попадающие в прессу сообщения об учениях с греческими С-300 и т.п. это только эпизод долговременной комплексной подготовки: изучение характеристик разведывательными методами и путем военно-технического сотрудничества с дружественными странами-операторами, внедрение специализированных средств РЭБ и вооружений, разработка тактических схем с использованием всех имеющихся сил и средств и т.д. Шапкозакидательство неуместно, проблема серьезная, но долгая подготовка должна принести свои плоды в реальном бою.

Тем не менее наилучшим решением любой проблемы является невозникновение и отсутствие проблемы как таковой. Этим и объясняется постоянное доведение Израилем до российского руководства нежелательности поставок С-300 в Сирию, благодаря чему поставки до сих пор не производились либо отменялись. Это естественное для любой страны и любой армии желание, чтобы противник не получил новое качественное вооружение. Если же противник его все-таки получит, то будут приняты меры согласно описанной выше подготовке.

На упорные вопросы о противостоянии F-35 и С-300 я сказал, что хотя принятие на вооружение F-35 имело под собой в том числе и прицел на возможные будущие действия против С-300 и С-400 на Ближнем Востоке в целом, и F-35 и С-300 это только часть комплекса мероприятий и наряда сил и средств с каждой стороны, такие противостояния это не одиночный поединок в чистом поле.

О дальнейшем развитии ситуации я сказал, что помимо заявлений для СМИ контакты Израиля и России на военном и политическом уровне продолжаются, как по инциденту с Ил-20, так и по дальнейшей работе. АОИ никуда не исчезла, российская группировка в Сирии никуда не исчезла, все цели и задачи сторон в Сирии никуда не исчезли, включая иранскую деятельность. Поэтому контакты продолжаются, и дальнейшее будет зависеть от реальной обстановки на местности. В каком объеме и в какие сроки будут приняты, если будут, заявленные Шойгу меры: централизация и автоматизация управления ПВО Сирии, российское радиоэлектронное подавление, поставки С-300 – сроки, конкретная модификация, количество дивизионов, районы размещения, обслуживающий персонал на первом и последующих этапах, возможное эшелонирование ПВО и т.д. Кроме того, доведение по соответствующим каналам реальной российской политики: возможное категорическое закрытие отдельных районов, в первую очередь вокруг российских баз и побережья, возможная более расширительная политика в других районах и т.д. и т.п. Аналогично доведение по тем же каналам реальной израильской политики. В зависимости от всех этих факторов Израиль определит свои дальнейшие действия в Сирии. Цели и задачи никуда не исчезли.

Давид Гендельман

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close