МНЕНИЯ

Интервью Анатолия Гриценко сайту LB.ua–04.07.2018. Часть I

“Первый непроходной” – слоган, который прочно закрепился за Анатолием Гриценко. Парадокс: в период между сам и его партия “Гражданская позиция” демонстрируют стабильно высокие рейтинги, тогда как – на этапе кампании – показателей не всегда хватает даже для прохождения в ВР (что произошло в 2014-м). Однако, кажется, на этот раз будет иначе. Последние президентские рейтинги свидетельствуют: Анатолий Гриценко опережает действующего главу государства Петра Порошенко и настигает Юлию Тимошенко. Поэтому, у Гриценко – по состоянию на сегодня – все шансы не просто попасть во второй тур, но и получить решающую победу.

Готов ли он сам к этому? А его команда? Из кого она состоит? Чего ожидать от кандидата-Гриценко и от Гриценко-президента? LB.ua встретился с Анатолием Степановичем, чтобы задать ему все эти и многие другие вопросы – от экономической политики, отношений с олигархами до планов мирного урегулирования на Донбассе. Разговор получился действительно “программный”.

Поэтому мы разделили его на две части. Первая – более “политическая”. Вторая – более “мировоззренческая”, посвященная, в том числе, проблематике “войны и мира”. Сегодня представляем вниманию наших читателей первую часть. Вторую ожидайте в скором времени.

«Гражданская позиция» – партия, где не платят денег »

Соня Кошкина: Согласно актуальными рейтингами, вы – один из потенциальных фаворитов будущей президентской гонки. Еще в 2016-м – за два года до старта кампании – исследования Института Горшенина показывало вам 10%. Вы уже понимаете, что можете выйти во второй тур?

Вы знаете наш путь. «Гражданская позиция» образовалась на рубеже 2010-го года. Мы очень медленно, непросто, с трудом выходили на уровень 1-3%. Поэтому ясно, что это (рост рейтинга, – LB.ua) придало уверенности самой команде.

В общем меня беспокоит – так же, как и вас, наверное – общий уровень разочарования людей. Он проявляется не только в отношении к власти, но и в оценке всех потенциальных участников президентских или парламентских выборов. Нет доминантной поддержки ни у кого. Поэтому вот эти числа (показатели рейтингов, – LB.ua.), которые сейчас есть, это – тренд, тенденция. Она показывает, что к нам сейчас больше внимания, а значит это накладывает больше ответственности.

С.К.: Интересно, что несмотря на то, что вы в политике давно – были и депутатом, и министром обороны – вас до сих пор воспринимают как «новое лицо».

Работу в правительстве я завершил 12 лет назад. Мы не попали в парламент в 2014 году, и для многих партийцев, откровенно, это было разочарованием. А сейчас, глядя назад и вперед, думаю, что, возможно, это божья ласка, на самом деле. Потому что сейчас отношение к тем, кто у власти, после того как обесценилось все, ради чего выходили на Майдан, ужасное. И оно ставит на один уровень (с властью, – LB.ua.) даже нормальных, честных, с морально новым качеством людей в парламенте. Мне жаль их. Этих людей где-то пятьдесят в парламенте, и они ни на что не влияют, но стараются держать планку.

С.К.: Хороший результат – даже второе или третье место на президентских – позволит завести свою фракцию в Верховную Раду.

Надо менять ситуацию в стране. И это изменение начнется именно с президентских выборов. Почему? Вот решение проблемы мира – ключевая задача президента. Как и борьба с коррупцией , укрепление сферы безопасности во всех измерениях, не только обороны, внешняя политика.

Поэтому если у вас сложилось такое ощущение (по парламентским, – LB.ua.), я сразу возражу. Поверьте, я был в парламенте. Мне лично, это не интересно. Я человек, скорее, действия, государственного менеджмента. И быть одним из (многих, – LB.ua), иметь фракцию, которая ни на что не влияет – это уже было.


Фото: Макс Левин

С.К.: Вот с последним тезисом – о ни на что не влияет – поспорю уже я. Велика вероятность: в следующую Раду  зайдет значительное количество небольших фракции. Поэтому сформировать коалицию будет сложно и даже 10 голосов повлияют.

Мы находимся в точке бифуркации. Это чувствуется во всех измерениях. Мы имеем миллионы людей, которые покидают страну из-за внутреннего неверия. Слово коррупция звучит сегодня уже без дипломатических реверансов, гораздо тверже, чем звучало во времена режима Януковича. Поэтому президентские выборы являются ключевыми. И конечно, чтобы осуществить власть в стране такого масштаба, надо иметь синергию на всех уровнях.

Учитывая действующую Конституцию, правительство будет формировать парламентская коалиция с участием президента. Там есть и формальная его квота, и неформальные возможности. Это важно. Не менее важен и местный уровень. Потому что за последние три года и ресурсы, которые распределяются на местах, и полномочия, выросли. То есть должна быть синергия. И поэтому команда, которая создается, она не под президента, под президента Гриценко, а для изменения ситуации в стране. Звучит пафосно, но эта мотивация является ключевой.

Олег Базар: Вы несколько раз повторили «моя команда». Кто ваша команда? Ведь «Гражданская позиция» не производит впечатление мощной партии с большим кадровым потенциалом.

Сначала будет общая часть, а потом конкретно. Если посмотреть шире, в мире нет требования о представлении команды или формировании команды к этапу победы. Кто знал команду Макрона? Меркель пришла с одной командой, а в коалицию вошла другая …

О.Б.: Простите, но Меркель – представитель мощной политической силы, с разветвленной партийной структурой и сотнями тысяч членов. О «Гражданской позиции» этого нельзя сказать. На публичном уровне – это партия одного человека.

Если формально взглянуть на данные, которые есть в НАЗК или в регистрационных органах, вы увидите, что мы присутствуем во всех областях. В большинстве областей – во всех районах. Есть регионы, где мы сильнее, где слабее. Но надо понимать: «Гражданская позиция» – это партия, в которой не платят денег. В отличие от многих. У нас нет централизованного финансирования, у нас люди, которые выполняют руководящую партийную работу, не получают заработной платы. Я ее не получаю, не получают областные руководители и тому подобное.

Посмотрите на состав. Сколько реальных партий, разветвленных, на тот момент (во время выборов 2014 года, – LB.ua) прошли в парламент? Только одна – «Батькивщина». Все остальные – нет. «Опоблок» – это не партия, обломки Партии регионов.

Вместе с тем, я был бы неискренен, если бы сказал, что «Гражданская позиция» может своими силами провести общенациональную победную кампанию. И был бы неискренним, если бы сказал, что «Гражданская позиция» имеет кадровый потенциал и может самостоятельно сформировать правительство. Но я был бы так же нечестен и перед собой, и перед партийцами, если бы я не сказал, что у нас есть кандидаты, которые могут быть министрами, люди, которые могут работать на областном уровне. Вы сказали, что видите только преимущественно меня. Это правда. Но у нас телевизор дает видение. Наши люди известны в регионах, но их не было на центральных каналах, им трудно пробиться.

С.К.: Где именно в регионах «Гражданская позиция» имеет сильные организации?

Самая мощная наша организация – не только по количеству членов, по результатам на местных выборах, но и по способности эффективно работать – во Львовской, Тернопольской, Волынской, Ивано-Франковской областях. За последние полтора года усилены организации в Кировоградской, Херсонской, Полтавской и Хмельницкой областях.

С.К.: Где проблемы?

Организационно – это Одесская область, Николаевская, Сумская, Запорожская, с определенными оговорками Днепропетровска. Там мы усиливаемся.


Фото: Макс Левин

«Если по итогам первого тура будет небольшая расстояние между первым и вторым местом, результат можно« зарубить »на уровне админсудов»

О.Б.: От качества партийных кадров и разветвленности сети будет зависеть защита результатов выборов. Не имеете представителей на участках – чуть ли не половина ваших голосов рискует быть украденной.

Можно с вами частично не согласиться?

О.Б.: Попробуйте.

Мы проходили через выборы, и могу сказать, что Петра Порошенко выбрали без фальсификаций, сразу в первом туре. Последние парламентские выборы прошли абсолютно прозрачно, с правильным подсчетом. «Народный фронт» вышел на первое место, «БПП-Солидарность» – на второе. Нет уже таких массовых фальсификаций на этапе подсчета голосов.

Есть другая проблема – защиты результатов. Ведь фальсификации проходят до участка – это покупка/продажа (голосов – LB.ua). И это не защита результатов, а защита от их искажения.

Я понимаю, с кем придется бороться на президентских выборах. Понимаю стоимость этого кресла для действующего президента. Понимаю мотивацию Юлии Владимировны Тимошенко. Поэтому защиту результатов или обжалование результатов мы предполагаем.

Гораздо более серьезная угроза – это админсуды. Если по итогам первого тура будет небольшое расстояние между первым и вторым местом, можно «зарубить» (результат – LB.ua) на уровне админсудов. Мы же видели, как Юлия Владимировна защищала свои результаты в 2010 году, хотя знала, что проиграла. Но боролась там (в суде, – LB.ua) до конца и даже дальше. Я просто предполагаю, что могут быть проблемы.

С.К.: Как защитить свой результат?

Защищать можно то, что донесли. Поэтому сейчас мы остановимся на этом этапе (тем более, что выборов еще нет) – просто на общении с людьми через различные доступные нам каналы. Чтобы люди поверили в правильность нашей оценки проблем и убедились, что мы можем их решить. Иначе не будет, что красть и защищать.

Две ключевые угрозы я назвал: организованы купля-продажа голосов еще до голосования и обжалования результатов – с тупым их уничтожением – на уровне админсуда. В первом случае ключевой фигурой является Аваков Арсен Борисович, который как министр формирует и реализует политику в сфере внутренней безопасности. Я воспринимаю как положительный сигнал то, что Аваков инициировал законодательное усиление уголовной ответственности за факты, связанные с этим негативным направлением. Я обращаюсь – через разговор с вами – публично к нему еще раз. И, очевидно, проведу и непубличную встречу. Потому что независимо от того, как, кто и к кому относится, министр должен обеспечить соблюдение закона. Может Нацполиция обнаружить эти схемы? Может. И должна. Или проявляла она их до сих пор? Скажем так, деликатно, с очень ограниченной эффективностью.

Вторая часть касается судов. Мы знаем, что в ходе проведения судебной реформы действующий президент сохранил за собой влияние (на назначение судей, – LB.ua) до 2019-го года. На самом деле, это жесткий расчет: мол, пока я, чтобы все было обеспечено, а дальше посмотрим. Есть известные фамилии из президентской фракции, которые в это вовлечены. Я не ожидаю, что Петр Порошенко, который и сам будет участником президентской гонки – возможно, не будет, но на сегодня выглядит так, что будет – будет соблюдать Конституцию как ее гарант.

С.К.: Вы тоже думаете, что он, возможно, не будет баллотироваться?

По состоянию на сегодняшний день – будет. Но если он увидит, что может закончить с тем результатом, с которым закончил Виктор Ющенко … Но это будет его решение.


Фото: Макс Левин

«Есть собираюсь я, например, поужинать с Ахметовым или Коломойским, Фирташем, еще с кем-то? Короткий ответ: нет»

С.К.: Еще один важный электоральный фактор – олигархи. Точнее их ставки, которые никогда не бывают однозначными. Вы уже встречались с кем-то из них?

Нет. Но сигналы через вторых-третьих лиц я получаю.

С.К.: Расскажите.

Разве что не называя фамилий… Скажем так, они поняли для себя, что не хотят видеть Порошенко у власти. Каждый по своим причинам. Это – первое. Второе. Они – как мне передают вторые-третьи лица – заинтересовались несколькими моими публичными выступлениями, где я говорил, что олигархата в Украине не будет. А крупный бизнес, который платит налоги, не финансирует фракции, суды, прокуратуры и т.д., будет.

Я сказал четко и сейчас у вас повторяю: ни я, никто от меня, никогда ни к кому из них не придет. Это же касается бизнеса следующего уровня – до самого низкого – с предложением или требованием отдать долю, «обилетить», чем занимались другие президенты …

С.К.: Занимаются или занимались?

Занимались. И действующий занимается.

Так вот, при мне таких предложений не будет. Если работают в рамках закона и платят налоги в Украине, все будут спать спокойно. Вот им мой месседж. Более того, весь бизнес, включая самый большой, страдает от того, что страна декапитализована. Мы с вами ничего не стоим практически. Ваша работа, моя работа, стоимость нашей земли, зданий, оно все декапитализовано в 5-7, а кое-что и в 10 раз. И поэтому, если приходит власть, которая устанавливает нормальный суд, а не суд для кого-то, нормальную таможню, возможность вложить деньги и их получить, возможность посеять и самому собрать, а не потерять из-за рейдерства, то мы все увеличимся в своих средствам. В том числе бизнес.

С.К.: Эта часть вашей речи очень понравилась бы Ринату Ахметову. Чуть ли не любимая его фраза: «Успех страны – это и мой успех».

Ахметова я в последний раз видел вживую где-то в 2006 или в 2005 году.

О.Б.: А других тяжеловесов?

Коломойского воочию не видел никогда и мы никогда не общался ни по телефону, ни через СМС. Но его канал нас, «Гражданскую позицию», системно уничтожал и мне было понятно, что это заказ Петра Алексеевича. Я ему, Петру Алексеевичу, это в глаза сказал. С тех пор мы с ним не общаемся.

… Фирташа никогда в глаза не видел. Кого еще? Левочкина не называли.

О.Б.: Левочкин недавно публично заявил, что вы – при условии осуществления определенных шагов – можете победить.
С.К.: Да и вообще отзывался слишком комплиментарно. Что, в его исполнении, мягко говоря, странно.


Фото: Макс Левин

Если вы прочитали интервью Левочкина, там он сказал, что ему нравится Юлия Владимировна Тимошенко. Именно нравится. По мне он сказал, что я реально побеждаю во втором туре всех. Сказанная правда. Но предпочтения прозвучало в сторону Тимошенко.

Тем не менее, даю ответ по Левочкину. Вживую видел его в последний раз в году 2011-м, когда Виктор Янукович приходил кого-то представлять в парламенте, и Левочкин сидел в ложе как глава Администрации. Кто говорит, что я – проект Левочкина, давайте, проверьте когда я в последний раз был на «Интере». Подскажу: октябрь 2014 года. Все. Историю о Левочкина можно забыть.

… Я уже был «проектом» Америки, Путина, Сороса. Если еще кто-то вспомнит Ахметова и Коломойского, то нам удалось необъятное – объединить вокруг себя поддержку всего украинского бизнеса и всего мира (смеется, – LB.ua.)

С.К.: Пинчука еще забыли.

С Пинчуком я встречаюсь чаще. Пинчук проводит большую общественную работу, в частности различные конференции. Последняя была в закрытом режиме, там было человек 40, в том числе из государственных учреждений, касалась борьбы с кибернетическими атаками, фейками. Я там выступал.

С.К.: Мы спрашиваем о неформальной коммуникации.

Я дам вам прямой ответ, но еще раз хочу уточнить. Людей больше всего беспокоит, что у меня взятые перед кем обязательства, ограничивающие в принятии тех решений, которые я обещаю воплотить. Нет и не будет таких обязательств. Люди могут быть абсолютно спокойны. Понятное дело, что они не увидят на наших выборах тех денег, которые сопоставимы с деньгами других штабов. По крайней мере, двух или трех.

С.К.: Но следует признать, что без поддержки крупного капитала почти невозможно выиграть президентские выборы.

Вы это сказали. Далее должен быть вопрос: собираюсь ли я, например, поужинать с Ахметовым или Коломойским, Фирташем, еще с кем-то? Короткий ответ: нет.

С.К.: А если они сами пригласят на разговор, короткий ответ – «да»?

Я очень хорошо подумаю.

… Хочу добавить немного позитива. В течение последних месяца-полутора я имел возможность пообщаться с теми, кого относят к категории «средний плюс» бизнес. Люди разных сфер и калибров. Оборот их компаний и корпораций измеряется, скажем, миллиардами гривен или десятками миллиардов гривен. Серьезные люди. Я был приятно удивлен. Ни один из них, ни один из тех, кто проявил интерес и готовность финансировать кампанию, не поставил обязательств.


Фото: Макс Левин

С.К.: Уже была готовность финансировать кампанию?

Да.

С.К.: Они сами к вам пришли?

Это было инициировано группой бизнес ассоциаций. Они пригласили меня поговорить о моем видении экономики, проблем борьбы с коррупцией, дерегуляции, налоговой системы и тому подобное. После того были инициированы встречи. Кто-то напрямую, кто-то подал через организаторов сигнал, что хотел бы встретиться.

О.Б.: Как вы оцениваете состояние страны, в которой рейтинг Владимира Зеленского – комика из телешоу – сопоставим с лидерами президентской гонки. Что вообще у людей в головах?

У людей в головах острое чувство несправедливости. Острое чувство опасности во всех измерениях – опасности держать деньги в банке, пить воду, физической опасности. Страшное разочарование уже после второго Майдана. И все это надо преодолеть.

На самом деле, это – отражение поиска, когда появляются новые фамилии, еще с такой среды. Отображение поиска чего-то нового. Другого. Я это так воспринимаю. Но потом наблюдаю за дискуссией – и публичной, и в общении с людьми: звучит классно, а как начинают раскладывать, например, Зеленский как верховный главнокомандующий, как главный дипломат, на равных ведет разговор с Трампом, с Меркель, Макрона, Зеленский как борец с коррупцией… Кто будет финансировать его кампанию?

С.К.: Кто будет финансировать, это и так понятно.

Это вы знаете, а люди не все знают. Поэтому важно, что вы, другие, объясняете. Потому что потом наступает осознание, что кого-то в рейтинги ставят сознательно. Вроде Вакарчука поставил Игорь Гринев (народный депутат из фракции БПП, которого называют главным технологом Петра Порошенко, – LB.ua). Просто, чтобы «сжечь». Еще кто-то – мы догадываемся кто – бросил Иво Бобула . Позже еще с десяток «бросят».

С.К.: Об Игоре Гриневе знаете или думаете, что это является его рук дело?

Знаю.

«Если от либерал-демократов уйдет десять кандидатов, то выбор сведется к двум фамилий – Порошенко и Тимошенко»

С.К.: Ваши шансы существенно возрастут, если вас поддержат другие потенциальные участники президентской гонки, близкие идеологически. Вакарчук или вот, Садовый?

Если от этой либерально-демократической оппозиции, как ее называют, или с парламентской ее частью (например, мы близки по ценностям с «Самопомиччю»), или с общественными деятелями, которые могли бы претендовать, пойдет десять кандидатов, выбор всей страны сведется к двум фамилий – Порошенко и Тимошенко. И этот выбор выглядит слишком узким для такой мощной страны. Но очень многие люди в этом случае или не пойдут на выборы, или просто покрутят пальцем у виска, мол, идиоты-гетманы не смогли сделать так, чтобы наш избирательный бюллетень не был метровым, не смогли показать способность объединяться.

С.К.: Давайте конкретнее.


Фото: Макс Левин

Хочу подчеркнуть: мое глубокое убеждение, что должен быть один кандидат (от демократических оппозиционных сил, – LB.ua). И это убеждение впервые было озвучено после того, как в прессу пошло фото: 3 марта 2017 – с первой встречи, на которой, кроме меня, присутствовали Андрей Садовый, Михаил Саакашвили, Василий Гацко (сопредседатель партии «Демократический альянс», – LB .ua). Затем круг людей, с которыми проводились переговоры, консультации, беседы, как угодно, расширился до Дмитрия Добродомова (лидер партии «Народный контроль», – LB.ua), Николая Катеринчука (лидер «Европейской партии», – LB.ua), “силы людей” и других в различных форматах. Еще тогда я сказал, что это надо сделать.

Почему я это подчеркиваю? Потому что сейчас вы говорите со мной в ситуации, когда фамилия второго человека в рейтингах Анатолий Гриценко, а не Андрей Садовый. Некоторые говорят: «Ага, сейчас у него есть шанс, поэтому он вокруг себя объединяет». Нет. Я считал, что надо объединиться даже тогда, когда шанса у меня не было. И эта позиция честная, последовательная, и партнеры это признают.

Но будет ли это сделано? Сто, тысячу процентов, что я и наша партия постараемся. И это уже дает результаты – от разговоров мы перешли к объединению. Егор Фирсов и его политическая сила «Альтернатива» уже в «Гражданской позиции», с нашими партбилетами. И работают и в Донецке, и в Хмельницком, и в Полтаве, и в Николаеве. «Народный контроль» тоже уже с нами.

С.К.: Это напоминает больше объединения под парламентские выборы, а не президентские.

Нет. 21 мая мы представили свою платформу во Львове и четко сказали, что эта команда выдвинет одного кандидата на президентские выборы, одного кандидата на пост главы ВР, одного – на премьер-министра. В этом плане мы договорились. Продолжение следует.

С.К.: Вы мощно стартовали. Но есть риск, что до непосредственного начала активной предвыборной кампании ваш рейтинг может «просесть». В таком случае готовы ли Вы поддержать более рейтингового кандидата от демократических сил?

Не знаю, откуда вывод, что мы мощно стартовали. Если вы имеете в виду социологию, которую обнародовали в апреле, то я ее лично видел еще с февраля.

С.К.: Я ее видела с 2016 года. Вопрос не в этом.

Если случится так, что, например, на начало выборов шансов у Андрея Садового будет больше, значит пойдет Андрей Садовый, и я его поддержу. Я ему это сказал в глаза 3 марта и говорю это сейчас постоянно. Моя позиция не меняется.

Но поскольку выборы – это огромная машина, условно 28000 участков, надо подготовить людей. Провести курсы по подготовке, чтобы они знали законодательство, порядок правильных действий, как противодействовать неправильным действиям. Надо развернуть штабы для того, чтобы работало это все как одна цельная машина. Это огромная работа. Плюс надо собрать ресурсы – человеческие, умственные, медийные, финансовые и др. Поэтому надо быть ответственным, и решение принимать на рубеже сентября. У нас условно три месяца для принятия этого решения. Я готов пройти этот путь. Я понимаю, что он сложный, опасный. Если кто-то другой, не знаю, проявит за это время более убедительную готовность и вдруг будет первым или вторым в рейтинге, поверьте, человек по фамилии Анатолий Гриценко не будет «лежачим полицейским», который остановит изменения в стране, это 100%.


Фото: Макс Левин

«На сегодня главный конкурент – Юлия Тимошенко»
С.К .: Кто является главным вашим конкурентом?

Вы будете удивлены. Избирательную кампанию мы будем строить, как и раньше, рассказывая о себе, о наших планах. Тратить время на какие-то перепалки с другими не хочу и не буду. В данном случае могу говорить от себя, от первого лица. Поскольку это персональная кампания. Если бы партийная, мы бы партией принимали решения.

С.К.: Все же, кто основной конкурент: Тимошенко, Порошенко или Бойко?

На сегодня – это Юлия Тимошенко. Изменится ситуация будет другой человек. Но от того наша убежденность или смысл того, с чем мы идем, абсолютно не меняется.

С.К.: Мы понимаем примерный портрет избирателя Юлии Тимошенко, избирателя Петра Порошенко. Кто ваш избиратель?

Если взять социологию, то наш избиратель – по предварительным кампаниями, потому что сейчас ситуация меняется, – это категория «сорок плюс». Преимущественно люди среднего и старшего возраста. И плюс в том, что они голосуют.

Мы, конечно, будем стараться достучаться до всех, и до молодежи также. Процент женщин, мужчин, примерно одинаков. Это люди, которые неравнодушны. Они из разных сред, разного достатка, но в основном имеют специальную-техническое или высшее образование. Это люди, которые живут в областных центрах или городах областного подчинения. И я сразу скажу – это уже моя оценка – что на предыдущих кампаниях мы не могли достучаться дальше, дойти до деревни. Из-за нехватки людей, из-за нехватки ресурсов, за неимением времени – причин много. Мы домашнее задание для себя выполнили. И то, что можно будет сделать, сделаем. Но так же мы понимаем, что путь объединения позволяет использовать возможности людей, которые объединяются.

Сейчас ситуация отличается от того, что было на предыдущих выборах. Мы видим из опросов, как, собственно, и вы, что количество тех, кто не определился, уменьшается. Вы сказали, что вам понятно, кто был избирателем Порошенко. А вот мне не понятно. Потому что у него никогда не было ядра. Это люди, которые повелись на технологии Гринева: мол, или выберите Порошенко в первом туре, или кровь и война. Большая часть тех людей уже отошла.

Это по избирателям Порошенко. Еще были избиратели Яценюка, партия которого набрала более 22 процента. А сейчас вы знаете их рейтинг? Эти люди (которые голосовали за Яценюка, – LB.ua) так же себя ищут, и многие находят у нас. Очевидно, к нам не пойдут те, кто по жизни поддерживал таких, как Ляшко или Каплин.

С.К.: Те, кто поддерживает «Опоблок».

С «Опоблоком» немножко другая ситуация. Вы знаете, я недавно проехал югом и имел серьезные разговоры, в том числе и официальные. Например, в Торгово-промышленной палате в Херсонской области. Когда я увидел состав (участников встречи, – LB.ua), там мало кто – в политическом смысле – принадлежал к категории «оранжевых», если говорить терминами российских технологий, которые в 2004 году разделили страну. Там всегда практически доминировала база поддержки Партии регионов или КПУ. Но на нашей встрече зал был полностью заполнен. Мы нашли абсолютное взаимопонимание, нас провожали аплодисментами, желали успехов в победе. Причем пришли такие «столпы» области в финансовом плане. Люди ищут. Они устали.

Я с некоторыми руководителями «Опоблока» встречаюсь иногда, когда прихожу на эфиры. И они говорят прямо в глаза: «Знаете, очевидно, я даже за вас проголосую. Я хочу, чтобы власть была, в конце концов, честной. Я не хочу, чтобы то один с одной окраской, то другой решил стать самым богатым человеком в стране и потом нас общипывал и не давал возможности нормально работать».

О.Б.: То есть вы для них меньше опасность по сравнению с Тимошенко и Порошенко?

Опасность во мне могут видеть только те люди, которые не относятся к категории предпринимателей. Если мы говорим о бизнесе. То есть те, кто хочет удержать монопольные схемы или монопольный доступ или к условиям приватизации, или к бизнесу, они точно чувствуют опасность.

«Есть люди, которые могут быть классными профессионалами, но при этом каждую неделю в Москве»

С.К.: При вас «посадки» будут?

«Посадки»? Будут. Это будут «посадки» через суд. Но нам надо провести черту ответственности. Люди забывают, что еще в январе 2016 года, более двух лет назад, я дал показания прокуратуре. Инициативные.

С.К.: О 11 высокопоставленных (которые по версии Анатолия Гриценко виновны в потере Крыма и части Донбасса, – LB.ua).

Вот те люди, на мой взгляд, уже давно должны были пойти под суд, если бы генпрокурором был не кум и если бы система не сдерживала исполнение закона.

С.К.: Именно поэтому мы и спрашивали о вашей команде. Люди, голосуя за вас, должны понимать, кто придет с вами.

Я даю прямой ответ на ваш вопрос. Мы знаем конституционные полномочия президента. Знаем кадровые позиции, которые он или назначает, или вносит. К ним относятся глава Нацбанка, генеральный прокурор, председатель СБУ, министр иностранных дел, министр обороны. Прямое назначение – начальник Генштаба, секретарь СНБО, глава Администрации. Плюс теперь еще появилась НКРЕКП (Верховная Рада разрешила Президенту в особых случаях назначить членов Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, – LB.ua). Когда я говорю о ключевых кадровых назначениях, этих людей я представлю. Когда начнутся президентские выборы, вы их увидите.

С.К.: Вы можете назвать фамилию «своего» премьер-министра?

Нет, не могу. Потому что президент должен быть гарантом Конституции. И если мы уважаем ее не только на словах, то мы понимаем, что кандидатуру премьера предлагает парламент. Парламентская коалиция.

С.К.: Это понятно. Но президент может, скажем, симпатизировать тому или иному кандидату.

Мы говорили уже об объединении усилий. И о том, что от нашего объединения, от нашей платформы будет выдвинута одна кандидатура и на президента, и на премьер-министра, и на голову ВР. Если бы сейчас, например, позвонил Андрей Иванович Садовый и сказал: «Мы приняли решение – входим в одну команду и идем вперед». И «Самопомощь», как условие для того, чтобы мы объединились, выдвигает на пост премьер-министра свою кандидатуру, мой ответ был бы «да», я поддерживаю эту кандидатуру.

С.К.: Того, кто первый предложит объединить усилия?

Нет, не первым. Для меня и для страны важно, чтобы это был профессионал, имеющий опыт в сфере государственного управления. Чтобы это был патриот. И человек моральный. Вот три вещи. И только в этой системе координат. Потому что есть люди, которые могут быть классными профессионалами, но при этом каждую неделю в Москве. Или имеют уголовные какие-то, схемные истории. Вот такие не будут точно.

Продолжение следует

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close