МНЕНИЯ

Интервью Евгения Чичваркина изданию “Гордон”–16.08.2018

Ходорковский приезжал в захваченный Донецк и пытался разрулить ситуацию. Пробыл пару дней, и ему рекомендовали немедленно эту территорию покинуть.

Почему Украине нужно стать свободным портом, должен ли Святослав Вакарчук идти в президенты, правда ли, что Ксения Собчак сотрудничает с российскими властями, восстанут ли олигархи РФ против президента и почему Владимир Путин умрет не своей смертью. Об этом, а также о своем лондонском винном бизнесе в авторской программе Дмитрия Гордона на канале “112 Украина” рассказал российский бизнесмен, живущий в Великобритании, Евгений Чичваркин. Издание “ГОРДОН” эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

– Евгений, добрый вечер! Рад видеть и слышать.

– Добрый вечер!

– Что сегодня – давайте сразу возьмем быка за рога – происходит в России и с Россией?

– Вы знаете, я не был в России девять с половиной лет. После последних выборов решил, что душа моя попросилась на покой и мне хочется как-то дистанцироваться от всех тех событий, которые там происходят. Я переживаю, смотрю, но… Если быть нечестным, то тебя никто не услышит, если быть честным, то потом, вероятно, из-за твоих слов прольется кровь. Для меня это большая дилемма, я нажал на кнопку “пауза” сейчас.

– После аннексии Крыма и начала вооруженной агрессии на Донбассе против России были введены западные санкции. Эти санкции ударили по РФ или нет, на ваш взгляд?

– Многие санкции ударили по россиянам. Больше всего по ним ударили антисанкции, придуманные администрацией Путина и, видимо, одобренные им лично. Последние санкции Трампа, более личные, наверное, более действенные, но опять-таки один из сенаторов, не помню, какого штата, предложил выписать ордер на арест Путина. Я думаю, пока мир к этому не готов, все остальное – это мертвому припарка.

– То есть Запад Россию не дожмет, на ваш взгляд?

– Ну, Запад попытался дожать Иран. С конца 60-х годов жмет, и что?

– И ничего…

– Ну да, люди живут бедно, там дешевый бензин, вся экономика под санкции перестроена. Но в целом, если бы Россия была как Советский Союз, то могла бы существовать абсолютно автономно, без западного мира, причем припеваючи. Если бы у руля были какие-то умные люди, а не Брежнев. При нынешней власти Россия может автономно жить достаточно долго, просто не будет тучных годов, как с 2000-го по 2008-й.

– Как человек, с нуля собственными руками построивший многомиллиардную компанию “Евросеть”, скажите: финансово Россия рухнет или нет?

– Вы знаете, если будет негативный сценарий в последующие полтора года, чего я, честно говоря, в той или иной степени ожидаю, то выручка от нефти и газа станет довольно скудной, они допечатают рублей, обрушат курс, разорят все частные банки (ну и черт с ними!), поставщиков чего-то западного (ну и черт с ними!), строительные компании, вкладчиков (ну и черт с ними!). Менты, Росгвардия, пенсионеры, госслужащие получат в рублях даже какую-то небольшую компенсацию, а курс уронят раза в два или три. К такому маневру они всегда готовы, это будет непопулярная мера, но никто с голоду не умрет. Как в Иране не умер.

– Год назад я сказал, что чемпионат мира по футболу, который должен пройти в России, там не состоится, и даже поспорил со своим другом публично на 500 долларов. На ваш взгляд, чемпионат мира по футболу состоится или нет (интервью вышло в эфир 27 мая)?

– Я бы записал эти 500 долларов из семейного бюджета как “ошибки менеджмента”. (Улыбается).

– Состоится?

– Конечно.

В Великобритании самая лучшая русская диаспора из всех, которые только есть

– В Великобритании бывших российских мультимиллионеров и мультимиллиардеров много?

– С полной ответственностью, положа руку на любую святую книгу, хочу сказать, что в Великобритании самая лучшая русская диаспора из всех, которые только есть…

– …а количества мы не знаем…

– …богатых людей тоже достаточно много, и людей, достойных заработанных денег, в процентном соотношении, может быть, даже больше, чем где бы то ни было.

– Одни из авторов знаменитого кремлевского доклада, Андрей Илларионов и Андрей Пионтковский, утверждают, что российских денег в США примерно триллион долларов, а в Британии примерно 500 миллиардов долларов. На ваш взгляд, это правда – что касается Великобритании?

– Может быть. Но если сделать анализ какой-то, например, среднее взвешивание на единицу ВВП, то получится, что Великобритания более эффективна в этом отношении. И визуально она в этом отношении более эффективна.

– То есть российские деньги в Великобритании есть в большом количестве и они работают на Великобританию?

– Они работают на Великобританию, потому что здесь не пропетляешь мимо налогов. Безусловно, есть русские активы, есть здания, прямо на Пикадилли, которые принадлежат огромным российским корпорациям, они их сейчас будут продавать, поскольку, согласно прогнозам, из-за санкций будет тотальный арест всех российских активов. Они уже живут по этому сценарию, на самом деле, и от собственности избавляются. Но, безусловно, здесь законодательство такое, что если ты купил здание и просто его держишь, ничего не делаешь с ним, то эта офшорка года через три-четыре может быть продана кому-то другому и, в общем-то, можно избежать налоговых последствий. Если у тебя здание, в котором никто не живет, нет никаких офисов, ничего не происходит, то ты можешь не платить ни местный налог, ни налог на недвижимость. Чем и хороша недвижимость в Великобритании, чем и сладки лондонские кирпичики.

– Российские олигархи в Лондоне не дрожат оттого, что вследствие западных санкций англичане могут все у них отнять?

– Дело в том, что олигархи олигархам рознь, и те люди, которые были влиятельны… Например, возьмем собственников Банка Москвы. Они были влиятельны, и они заработали большие деньги. По украинским, да и по российским меркам, наверное, их можно было причислить к олигархату. Ведь что такое олигарх? Это слияние политического и финансового капитала. Сейчас у них политического нет, это просто богатые люди. И, исходя из того, как была сделка осуществлена, шансов, что у них отберут все деньги, приблизительно ноль.

Даже если уничтожат всех богатых людей вокруг Путина, он будет спать спокойно, потому что его основа – это чекисты, силовики, крымские казаки, которые разгоняли митинг в Москве

– В Англии был принят закон, согласно которому могут прийти к господам Абрамовичу и Усманову, условно говоря, и сказать: “Господа, мы вас очень уважаем, вы вкладываете в английский финансовый успех… Одна небольшая просьба: покажите, пожалуйста, происхождение ваших денег” .

– У меня нет ни секунды сомнения, что названные вами коммерсанты отчитались о происхождении каждой копейки, ввезенной сюда. И этот отчет, я уверен, полностью удовлетворил британские власти. Может, была какая-то достаточно серьезная комиссия… У обоих есть котируемые компании, они прошли проверку, получили заключение “Большой четверки”. Они котируются на Нью-Йоркской, Лондонской и прочих биржах. Какого черта их активы арестовывать, если они прошли все необходимые процедуры, с хорошими юристами, с честностью и дотошностью? Эти люди, хоть и по-разному, перфекционисты. И если взять все окружение Путина, то самый высокий интеллект именно у тех людей, которых вы назвали. Я не понимаю, откуда взялось такое представление, что они могут предпринимать какие-то неоправданные рискованные движения?


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Хорошо. Но сегодня вследствие западных санкций Вексельберг, Дерипаска, Мордашов страдают?

– Да, потому что они не могут продавать за рубеж. Их активы страдают.

– Их разорят или нет?

– Ну, кого-то да, кого-то нет. Это же ситуативный маркетинг, можно так сказать. Для Путина не они основа. Даже если уничтожат всех богатых людей вокруг Путина, он точно так же будет спать спокойно, потому что его основа – это чекисты, силовики, крымские казаки, которые вчера разгоняли митинг в Москве…

– Но ведь олигархи – те куры, которые несут золотые яйца, ему денежки дают, они же делятся с ним явно…

– Для него важнее контроль. Денег у него много и так. Главное – контроль над всем, что происходит в стране. Он помешанный на контроле человек.

– Хорошо, допустим. Скажите, пожалуйста, если сегодня Запад хочет показательно наказать нескольких российских олигархов, например тех же Мордашова, Дерипаску и Вексельберга…

– …а почему Мордашова должны наказывать? Я помню, с каким трудом строилось новое руководство “Северстали”, какие проблемы были у этого предприятия…

– …ладно, давайте вычеркнем его из списка…

– …да, из-за санкций он страдает тоже, но это выстрел мимо, не по Путину. Путину плевать, он и так ненавидит коммерсантов. Ему дай возможность – он отобрал бы это все у Мордашова, Дерипаски…

– …и сам бы…

– …отжал под своих чекистов себе. Потому что он в целом ненавидит независимую свободную коммерцию.

– Хорошо, Мордашова – в сторону, возьмем Дерипаску и Вексельберга. На примере этих двоих уважаемых товарищей Запад говорит другим олигархам: “Пацаны, вы видели, что мы с ними сделали? Следующие вы. Или идите к Путину и свергайте его, или от ваших денег не останется ни хрена!” Возможна такая ситуация?

– Возможна, но они никогда Путина не свергнут.

– У них нет сил для этого?

– Там другой менталитет. Человек, который гипотетически мог свергнуть Путина, уже не в обойме с 2003 года, второй не в обойме с 2000-го, а третий – с 2001-го…

– Это кто?

– Я говорю о Березовском, Ходорковском и (задумался) Гусинском, простите.

– Интересно…

– Те люди, которые были независимыми, самостоятельными личностями и что-то могли, дистанцированы за первый срок.

– То есть бунт олигархов против Путина невозможен?

– Да. Слушайте, это должны быть офицеры, которые ударят табакеркой, честь, достоинство, отвага и все такое…

– Но олигархи же имеют достаточно денег, чтобы нанять офицеров…

– Не, это так не работает. Или, если будет работать, то не приглашайте больше меня: значит, я не разбираюсь в том, о чем говорю (улыбается). Бизнесмен – это дерево, а государство – железные балки, на земле лежащие. Дерево их огибает, чтобы расти и тянуться к свету, к деньгам, и так всегда будет.

– Значит, внутренний бунт против Путина вообще в России невозможен?

– Возможен, но для этого должна быть очень серьезная грань перейдена.

Во мне почти не осталось россиянина, а русский кристаллизировался с новой силой

– Понятно. Скажите, пожалуйста, столько лет находясь вне России, вы по России скучаете?

– Конечно. Во мне почти не осталось россиянина, а русский кристаллизировался с новой силой.

– Прикольно…

– Я надеюсь, что зрители поймут разницу между этими двумя понятиями. У нас прекрасная страна, наверное, самая прекрасная из всех, которые бывают, и самое омерзительное государство в этой стране. Такая биполярочка, что одна голова – на восток, а другая – ровно на север. (Смеется).

– Когда уполномоченный при президенте Путине по защите прав предпринимателей господин Титов приехал в Лондон склонять местных олигархов вернуться в Россию, вы не дрогнули?

– Я заранее попросил ни в коем случае не включать меня ни в какие списки. Я обращался к Титову, когда меня преследовали, и, надо отдать должное, он обратился тогда к Путину, как я и просил его. Но на этот раз все зашло настолько далеко, что с моей стороны абсурдно было обращаться к Титову или Путину. Меня среди олигархов в списке не было и на встрече не было. Было несколько состоятельных людей, которые пришли с большим скепсисом и ушли с еще большим скепсисом.

– Вы сказали: “Я вернусь на Родину в гробу или когда в гробу будет Путин”. Подтверждаете?

– Абсолютно. Нам слишком душно на одной части суши вместе.

– То есть иной возможности вернуться домой для вас не существует?

– Ну, гипотетически могут выкрасть, но я для них совершенно не опасен.

– Как Путин закончит, по-вашему?

– Не своей смертью.

– Вот так? Вы уверены?

(Кивает). Ну, помните, когда лечили Ельцина, был такой врач Дебейки?

– Майкл Дебейки, да.

– Я думаю, это самый лучший случай, который может быть.

– Что вы думаете об отравлении в Великобритании Скрипалей?

– Я думаю, что это месть за повторную измену.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Это как?

– Скрипаль начал сотрудничать со спецслужбами, насколько мы слышали, его поймали за это в России, приговорили к 13 годам строгого режима…

– …за сотрудничество с английскими спецслужбами?

– Да. Потом выпустили, обменяли на шпионов, и он продолжил контактировать со спецслужбами. Это то, что я слышал, и в парадигме Службы внешней разведки это однозначно казнь.

Своих денег я отправил Навальному несколько тысяч фунтов, а не своих – шестизначную сумму

– В Великобритании, говорят, 14 человек из РФ умерли не своей смертью. И очень богатые люди, как Борис Абрамович Березовский, и разведчики, как Александр Литвиненко… Скажите, пожалуйста, вы за свою жизнь после отравления Скрипалей не опасаетесь?

– У меня градус опасения за жизнь поднялся с зеленого до светло-желтого, когда я начал аккумулировать и переводить деньги Навальному: это дико бесило. Пытались взломать почту, PayPal, какие-то странные люди начали осаживаться в печени, пытаться сблизиться со мной… Понятно, что им хотелось понять, какой размер финансовой помощи я отгружаю Навальному. Но когда они убедились, что это тоненький ободок, не deal breaker – как это по-русски?

– Не решающие деньги…

– …да, то, видимо, потеряли интерес.

– А сколько вы всего отправили Навальному?

– Своих?

– Да.

– Несколько тысяч фунтов.

– Всего?

– Ну да. А не своих – шестизначную сумму.

– Понятно. Скажите, вам нравится Навальный?

– Ну, в целом я гетеросексуал, мне девушки нравятся… Шучу, конечно. Я понимаю, о чем речь. Мне нравится то, что этот человек закусил, что он достаточно последовательный, не играет с ними…

– …вы в этом уверены – что не играет?

– Уверен. У тех, кто играет, не бывает такого, что родной брат пропускает все взросление своих детей. Которому кровать выбивают в одном месте, стол – в другом, а стул – в третьем, что квалифицируется как пытка. Такого не происходит с теми, кто играет.

– Я знаю, что вы часто общаетесь с Михаилом Ходорковским. Что обычно обсуждаете?

– Я обычно задаю вопросы о его видении, его оценке, потому что он умный, много знает. Не всегда я с его оценками согласен, но всегда слушаю и мотаю на ус. Левый. (Закручивает усы).

– Вы уже прилично намотали…

– …да, прилично. (Улыбается).

За выход из тюрьмы Ходорковский пообещал Путину год не участвовать в политике

– Все, как один, российские оппозиционеры говорили мне, что Ходорковский выйдет, когда Путина не станет. Почему Путин, вопреки всем прогнозам, его отпустил?

– С одной стороны, Меркель попросила, с другой, видимо, понял – из того, что Ходорковский говорил, – что он не будет организовывать свержение. Ну, они же все-таки контролировали, что он думает, что и кому пишет и как настроен… Плюс вы же понимаете, как это перед всем миром выглядело. К тому же родители Путина и мама Ходорковского умерли…

– …от одной болезни…

– …да. Я думаю, что и у чекистов, и у комсомольцев (простите, Михаил Борисыч!) есть какие-то определенные моменты, которые крайне важны.

– Ходорковский не говорил вам, обещал ли он что-то Путину за выход из тюрьмы? И если да, то что?

– Пообещал год не участвовать в политике. И, за исключением нескольких высказываний, нескольких непрямых действий, обещание сдержал. Кстати, вы знаете, что Ходорковский приезжал на Донбасс и пытался как-то разрулить ситуацию?

– Неужели?

– Да, Ходорковский приезжал в уже захваченный Донецк.

– Ух ты!

– Вот так. Пробыл два или три дня, и ему рекомендовали немедленно эту территорию покинуть, потому что все плохо закончится.

– Он наивный человек, выходит…

– …ну, вы знаете, если вы пробудете в российской тюрьме 10 лет и выйдете в 2028-м с определенными вводными 2018 года, люди могут посчитать, что вы наивный. Но надо отдать должное: российская тюрьма – это не санаторий, а в том числе серьезные моральные испытания. Нет, его не пытали – на него нападали, избивали…

– Избивали?

– Да, это есть в деле, и это не носило систематический характер. Но моральный террор имел место. А мы же все живые люди: если человек стал жертвой морального террора, то потом в том или ином виде это проявится, к сожалению.

В захвате Крыма Сурков, может, и сыграл какую-то роль, но это была хотелка Путина №1, изначально

– Вы сказали, что Ксения Собчак сотрудничает с гестапо. Почему?

– 100%! Потому что она договорилась лично с Путиным о своем участии в этих выборах. Это реальный факт, и она этого, собственно, не отрицает.

– Вы поэтому Ксению на три буквы послали – публично?

– Ну, вы же понимаете, мы реально в какой-то момент сблизились, приглашали их в свой дом… А мы путинистов в дом не приглашаем, понимаете? Людей, которые находятся по ту сторону интеллектуальной, культурной или политической пропасти. Это было очень обидно, потому моя реакция была столь эмоциональна. Имей я возможность отмотать время назад, я бы, наверное, сделал это мягче. Но уж раз сделал, то сделал.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– В ответ муж Ксении Максим Виторган послал вас на те же три буквы. Вы не обиделись?

– Нет, не обиделся: он повел себя как нормальный русский пацан. Я его очень уважаю, ходил на его концерты… Я дискаунтировал все, что он мне сказал, немедленно, и дискаунтирую даже следующую фразу, если она прозвучит.

– Владислав Сурков по-прежнему ваш друг?

– Мы давно не общались.

– Он выдающаяся личность, на ваш взгляд?

– Абсолютно! Уникальная. Я бы очень хотел, чтобы кто-нибудь когда-то трилогию о нем написал.

– Он является главным идеологом того, что уже четыре года происходит в Украине?

– Ему это приписывают. На 100% утверждать не могу, но какие-то смешанные формы типа “ни мира, ни войны” или какие-то креативные псевдогосударственные новообразования – это, в общем-то, похоже на его широкий ум.

– Но вот этот план Суркова по Украине, если он существует, потерпел фиаско или еще может быть востребованным?

– А я не уверен, что был именно какой-то план. Он достаточно умен, чтобы без плана действовать, ситуативно.

– То есть вы считаете, что все произошедшее, даже захват Крыма, – ситуативная реакция на события в Украине?

– Я думаю, что в захвате Крыма Сурков, может, и сыграл какую-то роль, но это была хотелка Путина №1, изначально.

Разговоры ваших президента и премьер-министра по суперзасекреченной связи до сих пор слушают российские спецслужбы

– Как специалист по мобильной связи вы мне несколько лет назад сказали, что все разговоры на территории Украины президента, премьер-министра, председателя СБУ, бизнесменов, генералов и даже солдат на позиции АТО в Москве слушают…

– …ну конечно. И до сих пор. Вы же понимаете, что если СБУ и прочие спецслужбы коррумпированы (а в Украине они коррумпированы), то первыми, кто зайдет в печень, причем правильно, будут российские спецслужбы. Потому что путинская администрация считает все страны СНГ и все страны Варшавского договора своей зоной влияния. Конечно, первая и основная задача в данном случае – взять все под контроль, особенно тех персонажей, от которых гипотетически могут быть проблемы.

Вот смотрите: проблемы у Roshen’a возникли в июле третьего года. Вероятно, просчитали, что будет каким-то образом смещение и передача власти, а у него потенциально большие шансы, и решили закинуть ему крючок. Не поленитесь, загуглите это: это говорит о том, как российские спецслужбы контролируют переписку, телефонные разговоры и анализируют их.

– То есть сегодня все, что говорят наши президент и премьер по суперзасекреченной связи…

– …конечно.

– Все слушают?

– Разумеется.

WatsApp, Viber слушают?

– А-а-а… Я не знаю.

– А как вам кажется?

– Telegram – нет, иначе бы его не хлопнули в Иране и здесь. (Улыбается).

– То есть все-таки есть каналы связи, которые не слушают?

– Ну, вы знаете, в момент нашего преследования мы общались [неразборчиво]. Если общаются единомышленники с достаточным уровнем интеллекта, то пускай хоть обслушаются: у них будут мегатонны этих разговоров, из которых они не поймут ровным счетом ничего.

В Украине есть один популярный певец, у которого позитивный рейтинг и которого тащат в политику, но у него будет антирейтинг, как только он туда пойдет

– Вы раньше интересовались Украиной, приезжали, общались с рядом людей, интересных для вас…

– …и я благодарен им за это…

– …скажите, сегодня интереса меньше у вас в Украине?

– Смотрите, давайте по-чесноку: победила контрреволюция. Я не так уж серьезно слежу за этим, но у всех политиков антирейтинг. Есть один популярный певец, у которого позитивный рейтинг и которого тащат в политику, но у него будет антирейтинг, как только он туда пойдет…

– …как только он заявит об этом…

– …да. Потому что кто-то сфотографирует бирочку на штанах или ботинках. Или кто-нибудь заметит, что в прошлом году в Марбелье он был в клубе вместе с разбойником Ивановым, разыскиваемым за что-то…

– …просто скажут, что он ест детей…

– …и так далее. Словом, я желаю Украине не потерять одного из самых популярных и одаренных рок-музыкантов, а выбрать все-таки профессионального политика, который честный, порядочный, то есть разобраться в списках людей, которые будут претендовать на власть. Это моя рекомендация: выбрать человека, который будет считать. Тоже, кстати, окажется белой вороной… (Улыбается).

– А что в Великобритании вообще думают об Украине? Вот вы в своем кругу, с людьми, с которыми общаетесь, обсуждаете Украину или уже все, интерес утерян?

– Интерес и сопереживания утеряны, так как перестали идти гробы тем потоком, который был. И все понимают, что победила коррупция, все вернулось в постсоветское коррупционное поле, омерзительное совершенно, лукавое, когда молебны служат, чтобы получить следующий транш, а транш этот прагматично и цинично пилится между властителями страны. Украина по-прежнему остается страной с самым большим потенциалом роста в Европе и, вероятно, если кто-то возьмется за экономику, то можно войти в Палату мер и весов по 20 или 25 годам последовательного роста экономики, можно сделать удивительный, уникальный прорыв. Но только когда появится любой человек, который может в любой момент: а) умеет читать; б) не будет хотеть красть; в) у которого будет воля это все осуществить.

– Запад не махнул на Украину рукой, по-вашему?

– Ну, для них мы все совки, в общем, как Нигерия, только в снегу, и сколько ни делай тут, все потонет в коррупции. Есть такая карта мировая, где мы одного цвета до сих пор, –  там страны отмечены по индексу восприятия коррупции. Мы там темно-бордового цвета вместе с Сомали, Зимбабве и прочими мерзкими режимами.

– В свое время вы мне сказали, что хотели бы стать министром экономики Украины…

– …я не только вам сказал, мне кажется, я на весь мир сказал (улыбается)

– Если завтра Украина станет свободной от коррупции, вы приедете в Киев, чтобы стать министром экономики?

– Вы знаете, если она станет свободной от коррупции, то желающих сделать головокружительную карьеру, чтобы потом их именами называли дороги или даже города, и без меня будут многие множества. А рецепты все те же, они простые, они давно описаны, и я искренне желаю, чтобы нашелся человек, который собьет этот советский нарост, эту коросту, эту наледь многолетнюю, что позволит росткам бизнеса жить, развиваться и плодоносить.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


В первую очередь нужно запретить любой закон, который не умещается на листе формата А5

– Хочу спросить у вас как у умного, просветленного человека, к тому же четкого, системного: какие пять шагов нужно предпринять Украине, чтобы стать процветающей европейской страной?

– Подобные вопросы уже звучали. Я понимаю, что буду повторяться, но в первую очередь все зависит от законодательства, от формальных оснований. Законодательство, которое есть сейчас, написано коррупционерами так, чтобы его невозможно было исполнить, чтобы люди платили взятки. В первую очередь нужно запретить любой закон, который не умещается на листе формата А5, то есть его должно быть полстраницы –  ну, я очень грубо говорю, очень условно. И сократить количество налогов, например, до пяти. Долг не должен быть больше, чем 30% ВВП. Вот в такие ограничения государство надо поставить, конституционно. Принять законодательство, которое будет описывать не то, что разрешено, а только те случаи, которые запрещены. Это должны быть как можно более свободные рамки, а внутри этих рамок – свобода творчества, но если субъект закона переходит эти рамки, должна наступать немедленная кара. То есть первое –  абсолютно дерегулированное законодательство, которое предполагает полную свободу предпринимательской деятельности, аналог ельцинского закона о свободе торговли 92-го года, но не того, который пошел во втором чтении, а того, который в первом чтении, абсолютно либертарианского.

Второе: согласиться с тем, что 25 лет финальным судом в Украине будет являться не украинский суд, а суд Великобритании, Канады или одной из тех стран, где действует британское законодательство, но судебные разбирательства идут гораздо быстрее…

– …класс!..

– …это в Киеве было 160 или 200 лет назад, и это прекрасно работало какое-то время, по-моему, до посещения нашей прекрасной императрицы, которая это все, в общем-то, дискаунтировала. То есть государство должно поддерживать независимую судебную систему, и какое-то время, пока она сформируется, пока вырастут люди с совестью, это должно быть…

– …это второе…

– …да. Третье –  уменьшение сфер влияния государства. То есть, кроме паспорта, который нужно ждать два дня, контакт с государством должен занимать не более часа. Знаете, если ехать из аэропорта в центр, вы проезжаете огромное здание – это Центральная избирательная комиссия. Вот со всей работой, которая делается в этом здании, справятся восемь программистов.

– А кто будет фальсифицировать выборы, вы что?

– Нет, они не будут, потому что их будет восемь и они будут друг друга контролировать…

– …так не пойдет…

– …ну, они точно не смогут фальсифицировать выборы. Дальше, четвертое. Почему Одесса была городом №4 в Советском Союзе? Потому что она была порто-франко. Вся Украина должна стать порто-франко, то есть если ты ввез и вывез, это не должно облагаться налогом. Сверхвыгодное расположение, его нужно использовать, это может быть серьезным преимуществом.

– И пятое…

– …последнее –  убрать руки от любой добровольной деятельности. Почему, когда Тимошенко договорилась с Путиным в 2006 году, нужно было разгромить казино, чтобы из России не ездили играть в Украину? Есть огромное количество личных прав и свобод, которые необходимо разрешить.

Необходимо разрешить венчаться геям, дать возможность тяжело больным людям достойно уходить из жизни…

– …принять закон об эвтаназии…

– …да. Необходимо разрегулировать торговлю легкими наркотиками, тем более что в Украине они очень популярны, пусть приезжают извне и покупают. Везде, где это произошло, наркоманов меньше, а денег больше. Нужно легализировать ношение оружия, чтобы было как в Швейцарии или Израиле…

– …и заодно проституцию, да?

– И, конечно, проституцию. Это все должно приносить деньги в казну. И нужно, чтобы человек имел право на себя и на свою защиту. И открыть страну к инвестициям. Не надо столько государственного сектора, все должно быть частным: дороги, школы… На каких условиях будут передаваться дороги или школы? Ну, государственные школы в каком-то количестве должны оставаться, должно быть обязательно что-то против нищеты. Нищета невозможна в наш гуманный век, здесь я не либертарианец и считаю, что в наше время человек от голода умирать никак не может.

Я за то, чтобы человеку было дано гарантированное светское образование. Но в целом нужно отовсюду убрать крючковатые неразумные государственные руки, причем законодательно убрать, так, чтобы оно их больше не могло всунуть никуда и никогда. Здесь обязательна шоковая терапия, потому что все погрязнет в страхе перемен. И если провести полноценную шоковую терапию, первые изменения в жизни будут через три месяца.

В моем ресторане в Лондоне крутейший винный лист за всю историю человечества!

– В компании “Евросеть”, которую вы основали и которой руководили, было 210 тысяч сотрудников…

– …через нее прошло 210 тысяч, а по факту на самом пике было 3500 человек…

– …ну, тоже немало. Какой у вас бизнес в Великобритании?

– Мы только что создали почти 200 рабочих мест –  думали, что их 188, но их 190 с чем-то. И вот сейчас мы заплатим приличную сумму налогов за 16-й год. Всего две компании –  виноторговая и хоспиталити-бизнес, то есть ресторан, самый лучший в мире винный магазин, и, соответственно, так как весь его ассортимент используется в ресторане, ресторан получил не досягаемую никем винную карту. То есть такой винной карты по цене “магазин плюс 30 фунтов” нет ни в одном трехзвездочном мишленовском заведении, ни в одном отеле, ни в одном инвестиционном ресторане, где серьезные инвесторы работают. Это крутейший винный лист за всю историю человечества! Ресторан существует 18 дней на сегодня, и мы довольны тем, как он развивается. Еще не было основных ревю, был один-единственный от Evening Standard, они написали, что ресторан Hide достоин трех мишленовских звезд. Сейчас, несмотря на хорошую погоду, там все еще находятся люди, он полный.

– Ваше состояние за время пребывания в Великобритании уменьшилось или увеличилось?

– Оно уменьшилось и сейчас находится в наинизшей точке, потому что это все было время разбрасывания камней.

– Ну, сколько вы сегодня весите?

– Я очень не люблю этот вопрос, пусть считают внешние компании. Два с половиной года мы инвестировали в магазин, в 12-м закончили, в 13-м начали инвестировать в новый проект и закончили в мае нынешнего года. Сейчас это все начало функционировать. Если рассматривать отдельно виноторговую компанию, то с 16-го года я трачу меньше, чем зарабатываю. Включая домики в Антибе и перелеты, по старой привычке, на частных самолетах. (Улыбается).

– Последний короткий вопрос, подразумевающий короткий ответ. Евгений, вы счастливы?

– Счастье –  это тогда, когда тебя понимают. В тот момент, когда понимают, –  да. То есть нет! (Смеется).

– Я благодарен вам за интервью, и я понял, чего мне не хватает для полного счастья, – прилететь в Лондон, в ваш ресторан и винный магазин, потому что просто чертовски хочется напиться.

– Я вас приглашал, приезжайте, пожалуйста, вместе с Алесей, столик с видом на Грин-парк и Букингемский дворец ждет вас.

– Спасибо!

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close