МНЕНИЯ

Интервью Сони Кошкиной со Святославом Вакарчуком – 24.06.2019

Партия «Голос» стремительно набирает политический вес, беспощадно съедая рейтинг партии Петра Порошенко. Один из социологических опросов дает Вакарчуку и его соратникам 8,1% . И это еще совсем не предел, учитывая темпы роста поддержки партии. Способствуют этому в том числе и концерты, которые Вакарчук дает в рамках предвыборного тура и которые упорно не признает агитацией. «Если это агитация за качественную европейскую музыку, то я готов агитировать так сколько угодно», – отвечает Вакарчук на любые обвинения относительно политических концертов.

Фракция «Голос» в парламенте имеет все шансы стать важным игроком, что приковывает общественный интерес к планам политика-певца. LB.ua встретился со Святославом Вакарчуком , чтобы задать вопросы, от которых может зависеть окончательное решение избирателей, – какое влияние имеет олигарх Виктор Пинчук на кампанию «Голоса», как партия будет работать со «Слугой народа» в парламенте, как политическая сила будет решать самый горячий украинский вопрос – оккупацию территорий Россией.

Соня Кошкина: Начнем с последнего – агитационного концерта 18 июня во Львове. Сколько там людей было, кстати?

По моим оценкам, примерно 50, точно не меньше, чем в фан-зоне Олимпийского, а там было 40 тысяч.

Диана Буцко: Львовские медиа писали о 10 000.

С.К .: Да это был концерт или агитация?

Сначала происходило короткое знакомство с командой «Голоса», потом мы убираем всю символику, партийные лозунги и даем концерт без всякой агитации.

С.К .: Двойные стандарты.

Почему?

С.К .: Зеленский действовал аналогично. Не вижу никакой разницы.

Нет. Они специально раздавали приглашения тем, кто не может себе позволить прийти на концерт. У нас же все свободно: любой может посетить выступление.

С.К .: Конечно, кто откажется бесплатно прийти на Вакарчука?

Если это агитация за качественную европейскую музыку, то я готов агитировать так сколько угодно. Почему мне никто не рассказывал о «бесплатной агитации», когда мы сами, за свои деньги давали концерты в Мариуполе, Северодонецке, Краматорске?

Концерт в Ровно, 22 июня 2019

Фото: facebook / Святослав Вакарчук / Концерт в Ровно, 22 июня 2019

Д.Б .: Потому что тогда вы не шли в парламент.

Я понимаю, но я это делал тогда за собственные средства и сейчас так делаю, считаю это абсолютно нормальным. Во время концерта у нас нет агитации. Это во-первых.

Во-вторых, нас поставили в условия, когда до выборов есть только два месяца. Мы только успели заявить, что баллотируемся в парламент и здесь сразу со всех сторон нам указывают, чего нельзя делать. Скажите, а можно проводить выборы по мажоритарной системе? Можно, не дожидаясь решения Конституционного суда, говорить, что выборы конституционные (разговор записывался еще до решения КСУ , – ред.) ?

Я считаю, что концерт группы «Океан Эльзы», на котором нет ни одной агитационной продукции, когда за весь вечер не звучит ни одного лозунга, не является политической агитацией.

Д.Б .: То есть бесплатный концерт «Квартала» является агитацией, а ваш – нет?

Еще раз: мы не раздаем приглашения тем, кто не может купить билет.

С.К .: Просто во время президентской кампании было еще холодно, поэтому «Квартал» и раздавал приглашения на концерт в помещении, чтобы люди на улице не мерзли.

Я не хочу кого-то оценивать. То, что делал «Квартал» – их дело, что делает «Океан Эльзы» – наше дело. Когда мы выступали на Майдане, кто-то из Антимайдана тоже мог назвать это агитацией. Сейчас же, даже при знакомстве с нашей командой, мы не призываем за нас голосовать – только рассказываем о себе.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Вы знаете, что многие ожидали от вас участия в президентских выборах и когда этого не произошло, люди в вас разочаровались.

Это мы еще посмотрим.

Д.Б .: К баллотированию в парламент вас подтолкнуло осознание того, что к власти пришел несистемный, неопытный кандидат?

Я принял решение, что должен идти в парламент, гораздо раньше. Почему о нем не говорил? Потому что говорить об этом во время президентской кампании считал неуместным.

Я решил идти в парламент, потому что именно Верховна Рада решает те вопросы, на которые есть запрос общества. Люди на самом деле хотят перемен, они голосовали за них на президентских выборах. Но среди прочего украинцы стремятся к справедливости, борьбе с коррупцией, повышению пенсий, зарплат, улучшению системы здравоохранения – это все компетенция парламента и правительства.

Мы не просто идем в парламент, чтобы постоять на трибуне и сказать, что кто-то плохой. Мы готовы брать власть. Нас интересуют должности в исполнительной власти. Мы готовы брать на себя коллективную или персональную ответственность

Д.Б .: Вы себя в исполнительной власти кем видите?

Я готов к любой должности. Как политическая ситуация сложится.

Д.Б .: Сейчас избиратель ассоциирует партию «Голос» прежде всего с вашей личностью.

Это – начало. Нам потребовалось три недели, чтобы разогнаться. Больше наших спикеров в дальнейшем будет появляться в средствах массовой информации, на эфирах, встречаться с избирателями. Я надеюсь, что 21 июля партия уже будет ассоциироваться с несколькими людьми, а не только со мной.

Д.Б. Но пока получается, что вы строите партию лидерского типа. Чего стоит «Голос» без Вакарчука?

Абсолютно нет. У нас есть номинационный комитет, который определяет список партии и мажоритарщиков. В него входит семь человек. У каждого из нас – один голос. Решение принимается большинством. Было несколько случаев, когда я голосовал за включение человека в список, а большинство выступало против и кандидат не попадал в список партии. Случалось и наоборот: я не хотел включения кого-то в список, но решение принимало большинство.

Фото: Макс Левин

С.К .: Как вы в Раде будете работать с человеком, включению которого в список противились? Он об этом знает.

В команде всегда есть компромиссы, договоренности – именно потому, что это не партия лидерского типа.

Более того, этот человек не нарушил наших критериев, но мне казалось, что для списка это будет или неуместно, или не так его нужно усиливать. Коллеги решили иначе. Будем работать. Время покажет. Может, я ошибался.

Д.Б .: Как давно вы начали строительство региональных ячеек?

Старая и новая политическая конъюнктуры поставили нас перед ситуацией, где у нас нет выбора. Стадион так стадион. Выборы 21 июля, так двадцать первого. У нас есть два месяца. Сейчас мы сосредоточены не в развитии партии, а на развертывании предвыборного штаба и получении максимального результата на выборах. Как только выборы 21 июля закончатся, мы придем в наш партийный офис и начнем сначала весь процесс создания партийных ячеек, подготовки к местным выборам и так далее. Сейчас мы не занимаемся развитием партии как таковой. Мы не можем одновременно и выборы выигрывать, и партию строить.

С.К .: Это лукавство, потому что вы сказали, что давно решили идти на парламентские выборы. Вы должны были понимать, что нужна партия, почему же раньше ею не занимались?

Мы занимались. Но для построения серьезной партийной структуры нужны годы, а не месяцы.

С.К .: Тем более. Начать партийное строительство полгода назад было бы эффективнее, чем за два месяца.

Полгода назад еще этого решения не было.

С.К .: Но за два месяца до выборов – это то же самое, что создание наспех «Народного фронта» или «Опоблока» в 2014 году.

Не сравнивайте, пожалуйста, нас со старыми политическими силами.

С.К .: По форме вы ничем не отличаетесь.

Главное – содержание, а не форма. Главное – люди и принципы, мораль, которые стоят за ними. Форма может быть разная. Нас поставили в политическую конъюнктуру, в которой мы должны действовать. Наша задача сегодня – донести голос до избирателей.

Фото: Ирэна Скуратовская

Д.Б .: Честно говоря, не понимаю, почему вы так критикуете досрочные выборы, ведь недавно вы говорили, что поддерживаете эту идею.

Мы поддерживаем идею досрочных выборов.

Мы считаем, что выборы должны пройти как можно быстрее. Нужно было сделать это еще позавчера, потому что старые правила в Верховной Раде должны быть уничтожены.

Мы не жалуемся. Мы просто объясняем, почему поступаем так, а не иначе. Парламент нужно менять как можно скорее, люди заждались изменений.

Д. Б .: Вы не хотите, чтобы вас сравнивали со старыми силами …

Вы можете сравнивать. Это я не сравниваю.

Д.Б .: Тогда давайте поговорим о новых партиях. Чем «Голос» отличается от «Слуги народа» ?

Я знаю, чем мы отличаемся от всех партий, которые декларируют одно, а делают другое. Мы в первый день после партийного съезда полностью открыли списки и критерии набора людей. После того, как было несколько обращений от общественности о том, что двое кандидатов не соответствуют критериям, мы сразу исключили их.

Мы сказали, что будем прозрачно финансироваться, и неделя за неделей называть доноров. В списке на многомандатных округах нет никаких старых политиков.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Есть несколько нардепов на мажоритарке.

Я считаю, что было бы гораздо лучше, если бы президент дожал Верховную Раду и сделал так, чтобы парламент принял закон об открытых списках. Но мы вынуждены играть по старым правилам.

Д.Б .: Тем не менее, мы не поняли. Вы идете в парламент с лозунгами строить новую политику. Почему новая политика – это вы, а не Владимир Зеленский?

Если Владимир Зеленский будет предлагать и поддерживать те вещи, о которых говорит партия «Голос», тогда президент – это новая политика. Мы с радостью готовы его в таких начинаниях поддержать, и тогда нашей задачей будет подталкивать президента к еще большим радикальным изменениям.

Если вдруг Владимир Зеленский не будет соответствовать тем настоящим изменениям, то наша задача – делать все, чтобы за данные избирателям обещания он все-таки отвечал.

Д.Б .: Ваша позиция – не брать в партию нардепов. Почему же тогда список возглавляет бывший парламентарий?

Потому что он единственный, кто вышел из парламента, поняв, что по старым правилам играть не может. Я других таких людей не знаю.

С.К .: Злата Огневич.

Она сейчас не идет в парламент.

Фото: Макс Левин

С.К .: Давай поговорим о стратегии предвыборной кампании. У Порошенко был базовый слоган «Армия, язык, вера». На юге и востоке страны он не сработал или даже вызвал отторжение, что подтверждают результаты голосования в первом туре. Славу Вакарчука точно поддержат запад и центр. Но есть ли у вашей политической силы специальные месседжи или подходы для юга и востока? Рассчитываете, что достаточно собрать голоса на западе и в центре?

Мы не делим украинских избирателей на Восток, Юг, Запад и Центр. Мы идем к людям с одинаковыми слоганами как в Харькове, так и во Львове, как в Одессе, так и в Чернигове. Нам нужно менять правила в политике, восстановить справедливость и относиться к людям с уважением.

Безусловно, некоторые вещи человек на востоке и западе воспринимает под другим углом, под другой призмой. Но везде мы будем разговаривать с людьми, индивидуально обращаясь к каждому гражданину. Для меня Европа – это когда государство для человека, а не человек для государства. С этими словами и действиями мы сможем достучаться и к востоку и к западу.

С.К .: Это, конечно, замечательно, но вы признали, что на востоке и на западе у избирателей немного разные интересы – не лучше или хуже, а просто другие.Унифицировав подход, вы можете повторить ошибку Петра Порошенко.

С каждым регионом нужно разговаривать на понятном ему языке, но если часть нашей программы – интеграция в ЕС и НАТО, то мы будем говорить это и в Харькове, и в Краматорске, и во Львове.

С.К: С 2004 года существует условное разделение на бело-голубой и демократический электорат.

Нам нужно это менять.

С.К .: Сути это не меняет. Бело-голубой электорат остается.

Я с «Океаном Эльзы» собирал стадионы и в Донецке, и в Крыму, и в Харькове, и во Львове. Я хорошо знаю, как и что думают люди и на востоке, и на западе страны. В нашем списке есть много людей из Мариуполя, из Донецка, из Львова, из Одессы, они будут ехать в свой регион и говорить с людьми на тех улицах, на которых выросли, встречаться с одноклассниками из тех школ, в которых обучались. Но у нас одинаковые программные месседжи для всей Украины.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Кто из партий ваш главный электоральный конкурент?

Ответ на этот вопрос постепенно покажет избирательная кампания. Конкуренты с течением времени могут меняться. Поспешных выводов в украинской политике лучше не делать. С одной стороны, мы не считаем никого своими конкурентами, а с другой – всех.

Д.Б .: Вы же видели новые рейтинги? Понимаете, кто растет, а кто падает и чьи рейтинги вы «съедаете»?

Через две недели будет совсем другая ситуация, и вы скажете, что мы «съедаем» рейтинг совершенно других политических сил.

С.К .: Но мы говорим о текущем моменте.

Это некорректно. Сегодня рано делать выводы – это возможно будет 21 или 22 июля.

Д.Б: Неужели вы думаете, что можете «съесть» рейтинг партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» ?

Если лозунги партии связаны с тем, что Украине нужно объединяться с Россией, то не думаю, что за три недели мы сможем достучаться до их избирателей настолько, чтобы они проголосовали за нас. Но мы будем стараться, потому что и им нужна справедливость.

Д.Б .: Если вы хотите брать на себя ответственность, то видите себя в коалиции?

Поживем – увидим.

С.К .: Если же «Слуга народа» создаст монокоалицию, что тогда?

В Украине должен быть баланс власти и система сдержек и противовесов. Украина, как говорил Леонид Данилович Кучма, не Россия. Парламент всегда был, есть и будет играть важную роль. Очень важно, чтобы в Раде были те силы, которые всегда могли бы помочь президенту, а при необходимости и остановить его. Очень опасно, когда политическая сила в парламенте, пользуясь коротким периодом времени, может получать абсолютное большинство. Это не только большая ответственность, но и это большая опасность. В случае успеха, безусловно, это будет прекрасный момент и для страны, и для этой политической силы, но в случае неуспеха – это значительный риск для Украины. Задача партии «Голос» – сделать так, чтобы ни один политик в этой стране не наделал глупостей.

С.К .: Представим, что большинство получает «Слуга народа». Такого в истории независимой Украины еще не было. Мы понимаем, что это большая угроза.

Я бы сказал не только угроза, это …

Д.Б .: Узурпация?

Нет. Украинский народ не допустит узурпации. Вот в этом я уверен. Но зачем доводить ситуацию до такого сценария? Мы с партией «Голос» настроены на конструктивную работу. Я заинтересован в успехе тех реформ, о которых говорил президент своим избирателям. Я буду первый радоваться от того, что наступит конец эпохи бедности. Но эпоха бедности закончится только тогда, когда закончится эпоха безнаказанности. Эпоха безнаказанности закончится, когда у нас будет здоровый баланс власти.

Д.Б .: Как думаете, президентская партия будет прислушиваться к мнению «Голоса»?

Это вопрос к ним. Но мы сделаем все для того, чтобы они прислушались.

С.К .: Если все же «Слуга народа» примет монобольшинство, вы готовы к оппозиции? Мало кто понимает, что оппозиция – это определенная программа, альтернатива, а не просто «баба Яга против».

25 лет назад я был студентом, который начал заниматься музыкой. Меня спрашивали, понимаю ли я, что это такое? Я ко всему подхожу основательно, всерьез и надолго.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Давайте поговорим о команде и мотивах. Заработная плата народного депутата в среднем колеблется в пределах 20-40 тысяч гривен. В ваших списках есть много успешных бизнесменов, в частности из сферы ИТ, которые зарабатывают намного больше. Как вы их мотивировали отказаться от такого заработка?

Большинство людей, о которых вы говорите, понимают и осознают, куда идут. Есть кандидаты, которые планируют заниматься преподавательской или творческой деятельностью, что разрешено законом.

Наши юристы уже ищут законные способы для того, чтобы команда партии «Голос», которая помогает штабу, могла бы публично показывать «белую» зарплату. Мы не собираемся делать всякие там «черные кассы», и у нас и неоткуда брать.

Когда добровольцы идут в АТО, они не думают о том, дадут ли им погоны, квартиры. Добровольцы идут защищать страну.

Я думаю, большинство людей в нашем списке готовы к таким условиям. Если же нет, то у них будет выбор – подстроиться под ситуацию, сжать зубы, кулаки и идти вперед вместе со всеми, или публично признать, что не готовы к такому образу жизни, и просто уйти. Двойных стандартов никому не дадим.

С.К .: В списке есть немало моих знакомых. Они рассказывали, что когда спрашивали об источниках финансирования, то Святослав Вакарчук не отвечал, но говорил, что деньги на выборы есть. Объясните свои слова.

Все будет публично и прозрачно.

С.К .: За 18 лет журналистской карьеры я слышала фразу о том, что «нас финансируют малые и средние предприниматели» слишком часто, слишком.

Если будут конкретные факты, что это неправда, пожалуйста, положите их на стол.

Д.Б .: Кто платит за мажоритарщиков залог в 41 730 гривен в ЦИК?

Честно говоря, не готов ответить. Этот вопрос к председателю партии Юлии Клименко. Можем сейчас позвонить и спросить.

С.К .: Давайте.

Юлия Клименко (по телефону): Платит партия. За всех заплатили сегодня (19 июня – ред) и понесли документы в ЦИК для регистрации.

Д.Б .: Кто финансирует предвыборную кампанию мажоритарщиков?

Клименко: Предвыборную кампанию они сами финансируют, мы даем им агитационные логобуки, иногда агитационные материалы.

Вакарчук (здесь и далее): У нас нет таких денег.

С.К .: То есть вы даете им бренд, а они проводят кампанию под вашим логотипом?

«Даете бренд» звучит немного свысока и унизительно.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Особенно после последних заявлений президента.

Не мы им даем бренд, а они, понимая, что у нас общие ценности и программные принципы, предлагают вместе работать в парламенте. Тогда определенный мажоритарщик, который является авторитетом в своем округе, помогает партии «Голос», а партия, которая является авторитетом для избирателей, помогает мажоритарщику. Это не продажа франшизы – это общая и взаимовыгодное помощь. Фактически это наши агитаторы, которые также имеют право в соответствии с законодательством, баллотироваться в парламент.

С.К .: Есть еще и другая возможная проблема – вы не досидите в парламенте пять лет.Слишком шаткая конструкция.

Это зависит от выбора украинского народа. Во-первых, от того, кто на самом деле придет в парламент и в каком количестве. Во-вторых, как потом украинский народ будет реагировать на работу парламента и президента.

С.К .: Вернемся к мажоритарщикам. Фактически на любом округе даже никому неизвестный кандидат от «Слуги народа» (назовем его Вася Пупкин) на старте уже имеет 30%. Потому что тренд этой кампании, как и в 2012 году, ненависть к власти. Любой оппозиционный кандидат может победить провластного оппонента даже с хорошей репутацией.

Именно поэтому партия «Голос» должна быть в парламенте.

С.К .: Именно поэтому партия «Голос» может не попасть туда, даже выставив порядочного кандидата.

Мы пришли всерьез и надолго. Мы понимаем, что на этих выборах жизнь настоящих изменений не заканчивается, а только начинается. Я привык подниматься вверх постепенно.

С.К .: Как вы будете объяснять избирателям, что ваш хороший, достойный кандидат лучше Васи Пупкина из «Квартала 95»?

Я проехал за эти 10 дней всю западную Украину и немного Подолья, встречался с людьми в маленьких районных центрах. В Каменце-Подольском сорвал голос, потому что на поляне собрал 200 человек и говорил без микрофона. Я свой голос в буквальном смысле весь отдал людям.

Люди слышат, если с ними говорить. Если с ними общаться, то они не проголосуют за Васю Пупкина, кто бы за ним не стоял. Если же оставлять все на откуп телерекламы, таргетинга в Facebook или Instagram, то Вася Пупкин выигрывает.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Помимо «Слуги народа», у вас есть еще и другие конкуренты. Вы не договорились с условными «демократами», чтобы выставить единых кандидатов в мажоритарных округах.

Что значит «демократы»?

Д.Б .: Я имею в виду Садового, Гриценко и вас. Почему не удалось договориться ?

Это люди, которые были во власти много лет. Партия «Голос» говорит, что нам нужны новые люди в политике. Ситуативно возможно иметь общие интересы для того, чтобы враги Украины не прошли в парламент.

С.К :. Объединения требуют люди.

Д.Б .: Вы распыляют голоса и подыгрываете тем самым другим партиям.

Я слышу вас, спасибо за предложение. Возьмем к рассмотрению этот запрос.

С.К .: Да времени уже не осталось.

Во-первых, если в партии «Голос» есть кандидаты на тот или иной предвыборный округ, то это нормально, что мы хотим их продвигать. Во-вторых, мы никого снимать или сливать не собираемся. Но если поймем, что на одном округе наш кандидат и кандидат от другой политической силы, с которой мы будем союзниками в будущем парламенте, и с другой стороны – политик, который тянет страну в прошлое, то мы готовы садиться и решать, как действовать. Но делать это не тайно, а публично, потому что иначе – это предательство избирателей. Ты можешь говорить высокопарные слова об объединении, но избиратели хотят голосовать за конкретного кандидата.

Д.Б .: С вами вели переговоры так называемые «еврооптимисты». Почему же в конце концов получилось так, что на мажоритарке баллотируются нардепы Виктория Войцицкая и Леонид Емец, а не Светлана Залищук или Мустафа Найем ?

Я не помню от них ни одного предложения стать кандидатами от партии «Голос». У нас были разговоры о совместной политической конфигурации в будущем, но не помню предметного разговора.

Д.Б .: То есть Емец и Войцицкая пришли к вам и попросились? А Залищук и Найем – нет?

На номинационный комитет поступили такие заявки. Мы не отдавали предпочтение действующим депутатам. Мы обращались в первую очередь к новым людям, которые не имели за эти 5 лет возможностей проявить себя.

Д.Б .: Нардеп от БПП Павел Ризаненко как к вам попал?

Через номинационный комитет, который проголосовал за включение его как мажоритарщика.

С.К .: Как контролировать депутатов? Вот вы заходите в парламент, и сразу же во фракции найдется какое-то количество «плохих овец». Что с ними делать? Формат фракционной дисциплины?

Мы работаем сейчас над этим вопросом. Даже в Евангелии среди 12 апостолов был предатель. В любой компании есть 10-12% людей, которые держат дули в карманах. Я не хотел бы верить, что так и в нашей команде, но к этому надо быть готовым. Я не наивный мальчик, который, разочаровавшись в человеке, потеряет веру в человечество. Но волков бояться – в лес не ходить. Мы найдем действенный способ, который бы с одной стороны держал максимальную партийную дисциплину, а с другой – делал нас максимально открытыми относительно так называемых предателей перед избирателями.

Фото: Макс Левин

С.К .: Давно хотела спросить, но как-то стеснялась ..

Вы? Не верю.

С.К .: Это просто довольно интимная штука. Так вот: вы – верующий?

Я очень верю в Бога и в то, что добро и справедливость победят. Это для меня вера в Бога.

С.К .: Вы прихожанин какой церкви?

Я крещен как православный. Но захожу во все христианские храмы и молюсь абсолютно искренне. Часто молюсь не в храме, а в одиночестве. Для меня вера в Бога – очень персональная и интимная вещь. Я стараюсь оставлять веру именно в себе.

Я совершенно искренне считаю, что очень важно, чтобы Украина, где большинство людей – христиане, урегулировала этот вопрос. То, что государство имеет определенный голос в этом смысле, правильно. С другой стороны я абсолютно проевропейский и современный человек. Украина является секулярным государством, религия должна быть вне политики. Абсолютно неправильно, когда религиозные деятели вмешиваются в политику или политики в религию. Вопросы религии могут возникать только в контексте национальной безопасности.

С.К .: Как было с Томосом.

Правильно. Когда это вопрос национальной безопасности, то задача политика, президента, Верховной Рады – иметь свой голос и защищать национальную безопасность. Там, где это переходит вопрос личного религиозного выбора, должна быть красная линия.

Фото: Макс Левин

Д.Б .: Поговорим об олигархах. Еще Петр Алексеевич обещал сам себя деолигархизировать.

Только барон Мюнхаузен мог вытянуть себя за волосы из болота.

Д.Б .: Это до сих пор актуальная повестка дня, о которой говорит большинство партий, в том числе и ваша. Вместе с тем вы часто появляетесь на каналах Ахметова и Пинчука.

И Коломойского.

Д.Б .: Тем не менее первым информацию о том, что вы собирается объявить о создании партии, слил канал Пинчука.

Я впервые об этом слышу. Я не имею никакого отношения к Пинчуку. Точка.

Д.Б .: Почему же вас пиарит канал ICTV, который делает заказные сюжеты о вашем туре?

Тогда ставьте в один ряд также ТРК «Украина», 1 + 1.

С.К .: Ринат Ахметов тоже вам симпатизирует.

Давайте тогда конкретный вопрос.

Д.Б .: Какие у вас отношения с Пинчуком?

Никаких.

Д.Б .: Вы не общаетесь?

С Пинчуком я общаюсь исключительно на две темы. Первая – по форума YES, вторая – по музею Холокоста «Бабий Яр», мы входим в наблюдательный совет. На этом наше общение заканчивается.

Святочслав Вакарчук и Виктор Пинчук

Святочслав Вакарчук и Виктор Пинчук

Д.Б .: Почему же тогда в ваших списках есть люди, которые участвовали в программе «Новые лидеры», которая выходила на канале Пинчука?

Кто, например?

Д.Б .: Сергей Замидра – поселковый голова, Валентина Видровская – основательница БФ «Украинский галицкий фонд», Ростислав Зауральский – врач.

Давайте еще посмотрим, сколько людей из нашего списка причастны к Институту Аспена. Нас американская закулисная элита финансирует что ли? Почему же вы о Сорос не спрашиваете? Или Фридмане?

С.К .: О Фридмана несколько позже.

Д.Б .: Вам не кажется несколько ироничным, что вы говорите о деолигархизации и ходите на каналы олигархов?

Понятно, что кажется. А куда мне еще ходить? Мне надо ходить туда, где нас слышат люди.

Вы понимаете, что я имею в виду под «деолигархизацией»? Я не призываю раскулачить олигархов, отобрать у них все и посадить. Мы за то, чтобы олигархи не имели определяющего влияния на украинскую политику. Если ты так или иначе влияешь на 5-15% украинского ВВП, то должен иметь влияние на общественное мнение. Олигархи должны быть отстранены от влияния на политические решения. Пусть они занимаются бизнесом.

Должна быть проведена красная линия. Мы не можем выяснять, что было 20 лет назад, ибо тем самым начнем разваливать украинскую экономику. Но должно быть точка, после которой будет сказано: есть правила, они одинаковы для всех и все на них соглашаются. Государство – брокер этих правил. Если кто-то не готов играть по правилам, то мы идем в суды. Я не верю, что без судебной реформы можно устранить олигархов от власти.

С.К .: Один мудрый человек сказал, что любой артист привыкает к аплодисментам, восторгу публики, а политика не щедра на аплодисменты.

Два года назад, когда кто-то решил, что Слава собирается в президенты, я начал чувствовать, что такое быть политиком. Два года я медленно ложечкой ем этот яд. И что? Все, что не убивает нас, делает сильнее.

Д.Б .: Как часто вы встречаетесь с российским бизнесменом Михаилом Фридманом?

В последнее время очень редко. Мы так же вместе в наблюдательном совете музея Бабьего Яра. И там только и встречаемся.

Д.Б .: Что вас с ним объединяет?

Нас объединяет Львов. Ничего больше.

Фото: Макс Левин

С.К .: В последнее время усилилось медийное влияние Виктора Медведчука. Он купил три канала, возможно, их будет больше. Что с этим делать?

Бороться в парламенте, на местном уровне, бороться публично, информационно, бороться на пляжах, на море. Об этом говорил Уинстон Черчилль по случаю вступления Великобритании в войну с нацистской Германией.

С.К .: Медведчук имеет все шансы стать первым вице-спикером парламента.

Для чего же «Голос» идет в парламент?

С.К .: Как вы помешает ему стать вице-спикером?

Можно мы сначала зайдем в парламент, тогда об этом поговорим? Люди, которые открыто выступают против европейского пути Украины, не могут быть нашими союзниками.

С.К .: Вы считаете Медведчука врагом Украины?

Каждый, кто выступает против европейского курса Украины, не желает ей добра. Европейский курс – это не просто Евросоюз или НАТО, это указатели на дороге, по которой мы движемся. Европейский выбор – это человек на вершине пирамиды. Другой путь – это когда человек – муравей, который ползает внизу. Каждый, кто выступает против, есть как минимум моим политическим оппонентом. Слово «враг» я буду употреблять только тогда, когда пойму, что эти люди начинают стрелять в спину.

С.К .: Главная повестка дня – война. Каков видение партии «Голос», что с этим делать?

Я абсолютно уверен, что если мы не начнем показывать качественное изменение внутри Украины, то мы войну на своих условиях не закончим и не выиграем. То, что мы обязаны заканчивать войну на наших условиях, не вызывает сомнения. Я не готов вставать на колени. Более того, тот, кто между свободой и миром выбирает мир, не получит ни того, на другого. Задача – действительно сделать так, чтобы перестали убивать наших ребят, чтобы горячая фаза войны остановилась, чтобы человеческие жизни не становились разменной монетой в политике. Но делать это ценой больших жертв сорокамиллионного народа я не готов. Позиция партии «Голос» – продолжать давление на Россию и параллельно держать линию соприкосновения, усиливать украинскую армию. Для этого нужно, чтобы «Укроборонпром» стал более прозрачной и эффективной компанией.

Фото: EPA / UPG

С.К .: Что вы думаете о обещания президентской команды закончить войну за год?

Если они будут готовы закончить войну на условиях капитуляции, то партия «Голос» будет делать все для того, чтобы этого не произошло. Если они будут предлагать правильные решения для приближения окончания войны на выгодных для Украины условиях, мы будем это поддерживать. Пока заявления президента во время международных поездок соответствуют той риторике, которую Украина должна отстаивать. Мы не можем отказаться от минского или нормандского форматов, которые дают возможность остановить горячую фазу войны. Без Германия и Франции, которые являются держателями баланса интересов всей Европы, мы сегодня не справимся. Также нормальная идея – искать другие форматы.

Меня иногда спрашивают, нужно ли разговаривать с Россией. Безусловно, нужно. И в телефонном режиме, и не в телефонном, обмениваться дипломатическими сигналами, переговорными позициями. Начинать с чистого листа дипломатично неоправданно. Я абсолютно уверен, что если мы будем расти не на 3,5%, а на 8% в год ВВП, это будет совсем другой разговор.

Д.Б .: Вы за или против амнистии боевиков?

Я против того, чтобы мы амнистировали тех, кто совершал преступления против украинского народа.

Д.Б .: Особый статус Донбасса нужен?

Услышать людей, которые живут по линии разграничения, надо, но политических вещей, которые бы не просто взорвали независимость Украины, а разорвали бы страну на части, мы не допустим.

Д.Б .: Вы за выборы на оккупированных территориях или против?

Сначала установить контроль над границей Украины, потом переходный период, затем установление нормальных правил игры и тогда выборы. Иначе – это потеря независимости.

Мы за то, чтобы вопрос Донбасса решать на украинских условиях. Это возможно только победой. Такие переговорные позиции мы сможем иметь в условиях экономического роста. Когда люди из оккупированной Горловки будут говорить: «В Украине выросли зарплаты, пенсии, дороги сделали», – и захотят вернуться. Вот тогда в Украине будут реальные шансы усилить переговорные позиции, в том числе, по контролю над границей.

Соня Кошкина Шеф-редактор LB.ua

Диана Буцко , Журналистка

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close