RUSSIA

Кубанская Народная Республика: Кто у кого земли украл?

Пропаганда «молодых республик», написанная по кремлевским лекалам, из кожи вон лезет чтобы доказать будто бы лидеры большевиков Владимир Ульянов (Ленин) и Иосиф Джугашвили (Сталин) сформировали современные украинские границы, «подарив» при этом «хохлам» исконно «русские» или «новоросские» земли. Реалии же происходящего сто лет назад были очень далеки от «хотелок» современных «новороссов».

Вскоре после захвата большевиками власти в Петрограде, они обнародовали «Декларацию прав народов России» (2 (15) ноября 1917 г.). В сём интереснейшем документе, подписанным «Именем Российской Республики» Народным комиссаром по делам национальностей Иосифом Джугашвили (Сталиным) и Председателем Совета Народных Комиссаров Владимиром Ульяновым (Лениным), между прочим, указывалось, что Совет Народных Комиссаров  решил «положить в основу своей деятельности по вопросу о национальностях России следующие начала:

1) Равенство и суверенность народов России.

2) Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.

3) Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

4) Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России» (Декреты Советской власти. Т. 1. – Москва: Гос. изд-во полит. литературы, 1957. – С. 40).

Большевикам понадобилось меньше месяца для того чтобы самим нарушить эту ультрадемократическую декларацию, начав войну против Украинской народной республики. Почему же так боялись большевистские лидеры «самоопределения» Украины «вплоть до отделения»?

Дело в том, что еще до захвата большевиками власти в Петрограде, Украинская Центральная Рада вела интенсивные переговоры с Временным правительством о своем статусе и статусе украинских земель, которые раньше принадлежали империи Романовых, а теперь хотели получения некоего государственного статуса (широкой национально-территориальной автономии или независимости). В ходе этих довольно сложных разговоров кристаллизовались принципиальные различия во взглядах на территорию будущего украинского государственного образования. Киев видел его, как минимум, в составе девяти губерний (Черниговской, Киевской, Харьковской, Полтавской, Екатеринославской, Волынской, Подольской, Херсонской, Таврической) и некоторых прилегающих уездов Воронежской, Курской, Минской, Бессарабской губерний, в которых превалировало украинское население. Петроград смотрел на границы Украины максимум в составе неполных пяти губерний: Киевской, Волынской, Подольской, Полтавской и Черниговской (без Стародубского уезда). Губернии, насыщенные тяжелой индустрией, мощным сельским хозяйством (сориентированным на экспорт своей продукции), а также выходящие к Черному морю, не должны были отойти к Украине. Временное правительство, а потом и большевистский Совет народных комиссаров ошибочно полагали, что в промышленных юго-восточных губерниях идея создания украинского государственного образования не получит поддержки. Они более-менее спокойно смотрели на возможность создания украинской государственности в изолированных от моря и стратегической промышленности северных и центральных губерниях Украины, полагая что такое «государство» не сможет быть самодостаточным и быстро прекратит свое существование или превратится в совершенно зависимую от России малозначительную страну. Но все пошло не так…

В конце ноября 1917 г. (когда большевики уже захватили власть) в бывшей Российской империи прошли запланированные еще Временным правительством выборы в Учредительное собрание. И, о чудо, на территории, провозглашённой к тому времени Украинской народной республики (в границах девяти губерний), за украинские социалистические партии, которые составляли Центральную Раду, проголосовало две трети избирателей, а за большевиков в Украине отдали свои голоса лишь 7% жителей. «Чудо» повторилось во время созыва первого Всеукраинского съезда крестьянских, рабочих и солдатских депутатов в декабре 1917 г., когда из 2510 делегатов большевики получили только 150 голосов.

Карикатура 1917 г.

Эти цифры свидетельствовали о том, что идея создания украинской республики как формы автономного или независимого государства близка большинству населения на территории всех девяти губерний, включая юго-восточные регионы Украины. Перед большевистской Россией вырисовывалась четкая перспектива потерять стратегические промышленные регионы, развитое сельское хозяйство и выход к морю. Очень ёмко эту угрозу охарактеризовал товарищ Лейба Бронштейн (Лев Троцкий) в своем выступлении перед большевистскими агитаторами, которые направлялись для подрывной работы в Украине: «Только безграничная доверчивость и уступчивость, а также отсутствие сознания необходимости постоянной крепкой спайки всех членов государства – и не только во время войны – каждый раз губили все завоевания украинцев… Помните также, что так или иначе, а нам необходимо возвратить Украину России. Без украинского угля, железа, руды, хлеба, соли, Черного моря Россия существовать не может, она задохнется, а с ней и советская власть, и мы с вами».

На фото генералы УНР

Именно эта угроза «потерять все» была основным мотивом большевистского нападения на Украину, именно она диктовала идею создания донецко-криворожской, таврической и других квазиреспублик на теле молодого украинского государства. Да-да, Ленин и Сталин с Троцким работали не над включением в состав Украины юго-восточных регионов, а наоборот – над отделением их от тела Украинской Народной Республики!

Но был еще один мощный мотив, двигающий большевиками (и вообще всеми русскими великодержавниками того времени) – сильное украинское национальное движение вне границ девяти «украинских» губерний.

Создание в Киеве Центрально рады, а потом и провозглашение Украинской республики как магнитом притягивало к этой новой Украине те области, заселенные украинцами, которые оказались вне границ УНР. Так, уже 3 апреля 1917 г. в состав украинской автономии попросились жители Острогожского уезда Воронежской губернии (соответствующие обращения были опубликованы в газете «Наше життя», Петроград, 20 апреля 1917 г.). Через год в состав Украинского государства попросились жители Обоянского уезда Курской губернии (Институт рукописи Национальной библиотеки Украины имени В. Вернадского, ф. ХІ, дело. 2502, лист 1; Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины, ф. 2607, оп. 1, дело 44, лист. 23), восточной части Валуйского, Бирюченского, Острогожского уездов Воронежской губернии, Новооскольского уезда Курской губернии  (Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины, ф. 2607, оп. 1, дело 43, лист. 22-22 об.). 19 ноября 1917 г. в состав УНР просилась Таганрогская округа Области Войска Донского (Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины, ф. 1115, оп. 1, дело 47, лист. 5) сетуя на то, что «эта территория раньше принадлежала к Екатеринославщине и только недавно присоединена  к Области Войска Донского царским своеволием…». Последующие обращения украинского населения в декабре 1917 г. и весной 1918 г. в результате привели к тому, что летом 1918 г. Таганрогская округа была признана частью Украинского государства (см. Правительственное соглашение между Украинским государством и Всевеликим Войском Донским от 7 августа 1918 г. Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины, ф. 3696, оп. 1, дело 193, лист. 2 – 2 об.).

Формирование Украинской центральной рады

Еще хуже для апологетов «единой и неделимой» дела обстояли на Кубани. 30 июля 1917 г. Съезд украинцев Черноморья в Новороссийске созвал «Черноморскую Украинскую Раду», которая призвала население региона «присоединится к Украине» (см. «Вісник Українського Військового Генерального комітету», 1917 г., 30 июля). 28 января 1918 г. была провозглашена Кубанская народная республика как автономная часть федеративной России. Но уже к 16 февраля Кубанская республика провозгласила независимость от большевистского российского государства, взяв чёткий курс на объединение с Украиной на федеративной основе. И только оперативная большевистская интервенция на Кубани не позволила реализовать этот план в феврале – марте 1918 г.

В июне 1918 г. к идее союза Кубани и Украинского государства вернулись на переговорах в Киеве между правительством гетмана П. Скоропадского и представителями Законодательного совета Кубани. Удалось договорится о конкретных шагах по воссоединению. В этот раз процессу помешала Добровольческая армия, которая осуществила госпереворот на Кубани и физически уничтожила лидеров украинцев Кубани Н. Рябовола, А. Кулабухова.

Украинцы Кубани в борьбе за независимость УНР

Вспышки украинского национального движения, направленного на воссоединение с Украиной или создания автономии, были зафиксированы в 1917 – 1919 гг. на Поволжье и Дону, в южной Сибири и Северном Казахстане, в восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Требования обеспечить каждому народу России право «строить свою собственную жизнь», провозгласить независимость Сибири, экстерриториальную украинскую автономию, признать правительством Колчака независимость УНР и т. д. не могли не быть замеченными большевиками. Поэтому уничтожение украинской государственности в 1917 – 1920 гг. было первоочередным заданием ленинского правительства. Зданием, которое равнялось выживанию России как имперского государства, а большевизма как формы его правления.

Учения Серожупанной дивизии УНР 1918 г.

Любой здравомыслящий человек поймет, что не Ленин, Сталин и Троцкий были создателями украинской государственности и определителями ее границ, а наоборот – они стали душителями желаний украинского народа иметь собственную республику в этнографических границах. Они всеми силами пытались подорвать единство украинских этнических территорий, не дать народу реализовать своего права на самоопределение. Это они «украли» право присоединится к Украине у населения Кубани, Таганрогского округа, западных уездов Воронежской и Курской губерний. Вся работа большевиков была направлена на подрыв украинского единства и украинской государственной независимости, на сохранение украинцев и Украины в составе России (в любой форме – автономии, союзной республики, области и т. д.), это было продиктовано стратегическими соображениями, а не какими либо сантиментами к «русскоговорящим жителям» Украины. «Жителей» этих в Москве никогда не брали в расчет. Как не берут их в расчет кремлевские политики и сегодня, продолжая воровать украинские территории ради своих стратегических целей.

Источник: Кубанская Народная Республика

Теги
Show More

Статьи по Теме

Проверить также

Close
Close