МНЕНИЯ

Леонид Радзиховский: Слезы любви россиян от появления Путина с обнаженным торсом давно уже высохли

Гость программы Радио Свобода «Интервью недели»  – российский публицист Леонид Радзиховский. Он считает, что поскольку ничего с Украиной Россия сделать не смогла, то остается мстить и демонстрировать презрение, превосходство, заявляет, что пока Путин во главе России, отношения России с Западом не нормализуются, и объясняет, что является единственной формой политического существования для Александра Лукашенко.

– О чем, по-вашему, свидетельствуют события 25 ноября, когда Россия захватила три украинские корабля? Зачем это Кремлю? Рейтинг Путина, подготовка к военным действиям, что-то другое? Ваше объяснение?

– Я не могу сказать зачем. Но я могу сказать, какое развитие событий совершенно не реально. Подготовка к масштабному нападению на Украину – это совершенно исключено, на сто процентов. При нынешнем экономическом, социальном и психологическом (что особенно важно) состоянии России ни о какой войне с Украиной (и при этом, естественно, полный разрыв с Западом) речь идти не может в принципе.

Другие версии можно рассматривать. Рейтинг Путина на этом деле, возможно, немного вырос, так как какое-то конвульсивное сжатие патриотической мускулатуры всегда происходит в такие дни. Но потом это все пройдет. Сегодня рейтинг Путину вообще не важен, никуда ему сегодня выбираться не надо.

Возможно, это был такой эпизод, когда сыграло общее взаимное подозрение, нежелание уступить, «показать слабость». Учитывая контекст отношений Украины с Россией – это приобретает совершенно другой масштаб.

– Эпизод мог действительно случиться достаточно спонтанно. Но самое важное – что потом делают политические власти, как они реагируют. Украинские моряки до сих пор под арестом, Россия до сих пор не пропускает украинские суда из украинской Одессы в украинский Мариуполь. Это тоже спонтанная случайность?

– Нет, это не случайность. Интересно, однако, с какого момента эти суда блокированы – до этой истории или после? Если после – то это, естественно, логика эскалации. Ведь Украина и Россия могли по-разному на это реагировать. Украинские власти могли напрямую связаться с российскими…

– Так сообщают, что Петр Порошенко как раз и пытался позвонить Владимиру Путину, но тот не пожелал с ним говорить.

– Значит, украинское руководство такую ​​попытку сделало, если верить этой информации. Так или иначе, представляем, что украинские власти пошли по стандартной процедуре разруливания такой ситуации, а Путин категорически отказался. Что ж, это вполне вписывается в путинский стиль относительно Украины.

Путинский стиль известен – унижать, оскорблять, демонстрировать силу. «Я наступил вам ногой на голову и буду на этой точке стоять, ха-ха-ха». И этот стиль не меняется в отношении Украины, и он не зависит от планов Путина.

То есть это не означает, что если Путин будет так себя вести – то он собирается нападать на Украину. Ничего подобного. Путин всегда будет так себя вести с Украиной. С другими странами – по-другому. Не думаю, что он так бы вел себя с Францией, Германией, США. И уверен, что он повел бы себя ровно наоборот в отношениях с Китаем. И если бы вдруг случился какой-то инцидент с китайским судном, Путин бы быстренько сам позвонил китайцам, не дожидаясь их звонка.

А в отношении Украины – это такой стиль. Поскольку ничего с Украиной Россия сделать не смогла, то остается мстить и демонстрировать презрение, превосходство. Ведь главные планы в отношении Украины накрылись медным тазом – Украина существует, при этом существует в резко антироссийским режиме. Ничего с этим Россия сделать не может, отсюда и такая реакция.

– Я вернусь к вашему ответу на первый вопрос, где вы говорите, что военных действий на 100 процентов не может быть. Откуда такая уверенность? После Крыма и Донбасса люди склонны не верить и самым рациональным аргументам.

– В 2013-14 годах положение было другое. Отношения России с Западом были не настолько испорчены. Не было санкций, которые, как ни крути, очень тяжелые для России. Не было международной изоляции, которая психологически для Путина и российской элиты очень тяжелая. Тогда, в 2014 году, было куда ухудшать отношения с Западом. За войну в Украине России было чем платить, был запас политической, психологической, моральной стойкости, который Россия сожгла за эти годы.

Сейчас такого запаса нет. Дальнейшее ухудшение отношений с Западом в случае нападения России на Украину вызовет реакцию Запада, которая будет катастрофическая для России. Реакция может быть разная – например, перестать покупать российскую нефть, заморозить «Северный поток», полностью свернуть любые гуманитарные и политические контакты с Россией, так что Путин действительно станет неприкосновенный.

Это Путину надо? Это для Путина приемлемо? Для чего? Чтобы российские танки покатались по Харькову? И что дальше делать с тем Харьковом? Вести войну с тысячами трупов в условиях международной изоляции? При том, что его рейтинг за последнее время значительно упал.

В этой ситуации для поднятия рейтинга нужно окончательно порвать с Западом, спровоцировать полную экономическую катастрофу с Россией, спровоцировать психологическую катастрофу (так как война с Украиной – это не поездка на крымский курорт, где не погиб ни один человек и жители Крыма с восторгом встречали Россию)? Все эти «приятности» Путин себе доставит – а зачем?

– Социологи говорят, что эффект «крымнаш» уже исчерпан. И российская власть не видит, как заново мобилизовать народ и отвлечь его внимание от бед. Так если не «крымнаш» и не новая войнушка, то что может придумать российская власть?

– Ничего. Население от власти устало, слезы любви от появления Путина с обнаженным торсом давно уже высохли. Экономическое положение ухудшается, не катастрофично, но постепенно, рейтинг падает. И что? Альтернативы Путину в российской политической системе нет и быть не может, система не допускает появления человека, который имел бы волю к власти и имел бы для этого возможности. Как только такой человек появится, система рухнет. Но система пока падать не собирается. Раскола элит нет, альтернативной программы, популярной в народе, нет.

Соответственно, пока будут терпеть. Без любви, при нарастании утомления и раздражения. Но терпеть будут.

– По социологии, 68 процентов россиян сегодня хотят нормализации отношений с Западом, и только 21 процент хочет нарастания противостояния. Как такой запрос общества может влиять на реальную политику? Даже если Путин это понимает – как он может нормализовать отношения с Западом, не отступив от всего того, что он делал последние 5-10 лет?

– Никак. Пока Путин во главе России, отношения России с Западом не нормализуются. Если Путин пошел на последний срок, мне казалось, что его фишкой на этом сроке может стать маятник. Он дошел до какой-то точки отношений с Западом – теперь нужно двигаться в противоположную сторону. Разрядка, детант. Это было бы с восторгом воспринято российским населением.

Вы говорили о 68 процентов, за улучшение отношений с Западом. Это при бешеной, истеричной, беспредельной антизападной пропаганде. Как только она бы смягчилось, то не 68, а 88 процентов населения хотели бы улучшения отношений с Западом.

И мне казалось, что Путин на эту разрядку постарается пойти. Но, как видите, прошло полгода после выборов – ни о какой разрядку речь не идет, мы получили дело Скрыпаля, новое обострение. Вывод таков: на радикальную смену политики Путин пойти не может.

У него нет возможности заплатить эту цену. Эта цена – уход из Донбасса, сдача позиций в Сирии. Никакой экономической выгоды это не приносит никаких экономических интересов там нет, так называемые геополитические интересы – просто болтовня. Там есть один интерес – личные политические амбиции Путина. «Я сказал, Чапаев никогда не отступает». И переступить через это он не может.

Но если бы он отступил, то внутри России его бы заклевали. Ура-патриоты увидели бы в нем слабака, который не может выдержать свой курс, а либералы быстро подняли бы голову и начали бы его долбить по поводу внутренней перестройки. Однако при системе, созданной Путиным, даже мельчайшая перестройка означает появление той самой политической оппозиции, которая его уничтожит в течение нескольких месяцев.

– Как Лукашенко может реагировать на противостояние Кремля и Запада? Есть ли у него шанс остаться в своем «геополитическом шпагате”? Или Москва заставит его стать в антизападный строй?

– Он стоит в этом строю, Беларусь при различных голосованиях поддерживает Россию. Конечно, Лукашенко категорически не хочет обострения отношений России с Западом, именно по той причине, о которой вы сказали. Для его независимости (его и Беларуси как страны) главное условие – наличие двух ключей.

Если его заставят порвать с Западом, тогда он оказывается стопроцентным вассалом России, который живет исключительно по милости Кремля. Сегодня мы тебе разрешаем жить независимо, а завтра скажем – у нас единое государство, меняй законы, валюты, становись окончательно вассалом. Для него это политическая смерть, Лукашенко на это никогда не пойдет.

Поэтому для Лукашенко сохранение позы шпагата – единственная форма политического существования. Поэтому внешне (голосование и тому подобное) он будет вынужден поддерживать Россию, а внутренне его установка одна – чтобы сохранялась приоткрытой форточка на Запад.

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close