МНЕНИЯ

Леонид Радзиховский: В 2024 году Путин уйдет со 100-процентной вероятностью

«Реальное время» продолжает знакомить своих читателей с прогнозами на наступивший 2019 год. Сегодня своими ожиданиями от российской политической повестки на ближайшие месяцы (а где-то и годы) делится журналист Леонид Радзиховский. В каком случае рейтинг президента РФ может снизиться, для чего население получает небольшие инъекции страха — об этом и многом другом в интервью эксперта.

«Путин в любую секунду может сбросить правительство, которое никому особо не нужно и никого не представляет»

— Леонид Александрович, насколько серьезно можно оценивать недавно обнародованный «Левада-центром» рейтинг доверия правительству России? Кабинету министров Медведева, напомню, не доверяют 53 процента опрошенных.

— Я не знаю, какие цифры в таких рейтингах в Европе, но, думаю, приблизительно такие же. Это значит, что рейтинги доверия для правительства достаточно приемлемые. Но главное вовсе не это — ну не доверяют, ну и что? Те же важные для власти выборы в Думу, как вы знаете, будут только в 2021 году, да разве их можно будет назвать выборами? И Россия — страна не парламентская, а президентская, но что еще важнее: Россия — страна не парламентская и не президентская. Россия — это государство полицейское. Я не вкладываю в понятие «полицейское государство» никакой оценки — ни негативной, ни позитивной — это просто констатация того факта, что управляет страной административная машина, но в той части, в которой она сталкивается с людьми, она становится полицейской машиной, машиной для контроля за порядком.

Поэтому высокий рейтинг у правительства или низкий, неважно, — оно, правительство, от него не зависит. Я не помню, какой был рейтинг к середине нулевых у правительства Касьянова, но Путин щелкнул пальцами и Касьянов слетел, и на его место был назначен Фрадков. Притом назначен со словами «Я хочу назначить премьером человека, которого вы все прекрасно знаете… Фрадкова Михаила Ефимовича». Фрадкова вообще никто не знал! На правительство рейтинг никак не влияет — он влияет на настроения людей, но больше ни о чем не говорит.

— Рейтинг Путина снижается — для правительства и для премьера Медведева в этом тоже нет никаких опасностей?

— Путин, как я сказал, может в любую секунду сбросить это несчастное правительство, которое никому особо не нужно и никого не представляет. За правительством даже никакой политической партии нет: хотя Медведев почему-то считается председателем партии «Единая Россия», но это имеет к ней такое же отношение, какое имеют к ней члены этой партии. Потому что это не партия, а случайное собрание случайных чиновников, которым зачем-то раздали бумажки под названием партбилеты.

«На данный момент рейтинг президента катастрофически не снижается — он немножко упал, но держится, и если Путин не предпримет совсем уж безумных шагов — скажем, отдаст Курильские острова японцам, его рейтинг будет плавно снижаться в той мере, в какой снижается уровень потребления у людей». Фото kremlin.ru

Если же рейтинг Путина будет стремительно снижаться, и Путин даже начнет творить глупость за глупостью, никакой, даже катастрофически падающий, рейтинг для него тоже не будет важен, поскольку ни одного легитимного способа снять Путина не существует. Выборы президента будут только в 2024 году, а в 2024 году Путин уйдет со 100-процентной вероятностью. А до этого времени он будет президентом при любом рейтинге. Но психологически для Путина, как для человека, который привык, что его любят, что на него слюной капают, низкий рейтинг — это крайне неприятная и болезненная вещь, и в этой ситуации, сбрасывая балласт с тонущего корабля, он действительно может выкинуть это неумное правительство. Но на данный момент рейтинг президента катастрофически не снижается — он немножко упал, но держится, и если Путин не предпримет совсем уж безумных шагов — скажем, отдаст Курильские острова японцам, его рейтинг будет плавно снижаться в той мере, в какой снижается уровень потребления у людей. Но главное в том, что юридически рейтинги в России — что президента, что премьера — не имеют никакого значения. Ельцина второго срока ненавидела вся страна, ну и что — правил себе, лежа в больнице.

Холуи, из которых Зорькин в данном случае самый первый, стараются выслужиться и показать, насколько они на все готовы, — они ведут себя как та ткачиха, которая в 2007 году вышла на трибуну и стала визжать: «Куда ж мы без тебя, родимый ты наш Владимир Владимирович? На кого ж ты нас оставляешь? Вы же умные — придумайте что-нибудь в Конституции, чтобы Путин остался». Зорькин и другие могут писать, болтать и лизать, сколько их душе угодно, но Путин в 2024 году уйдет — ни в какой не Госсовет, никаким не лидером какой-то партии. И сделает он это по простой причине — любой, кто наблюдает за Владимиром Владимировичем, понимает, что он уже не может физически и психологически полноценно исполнять свои обязанности: Путину уже абсолютно нечего сказать людям, у него нет никаких проектов по развитию страны, он не видит никакого просвета в конце коридора, он выдохся и сломался. Доказать, конечно, я этого не могу — высказываю свою субъективную точку зрения.

«Если президент назначит преемника сейчас, он превратится даже не в «хромую утку», а в живой труп»

— Политологи Павловский и Соловей утверждают, что транзит власти уже начался.

— Эти люди всегда об этом говорят, и что? Можно ли считать их разговоры транзитом власти? По-моему, нет, потому что никакого реального транзита власти не существует. Что они имеют в виду под транзитом сейчас, я понять не могу. Вот в 1999 году было понятно, что такое транзит власти — Ельцин назначил Путина премьером и сказал, что он пойдет в президенты. А что сейчас подразумевается под «транизитом власти»? Может, что Путин перебирает возможных кандидатов в преемники? Возможно. Но я с Путиным, в отличие от этих политологов, не знаком, со мной он по поводу преемника не советуется.

Я могу сказать только следующее: формально транзит произойдет по ельцинскому сценарию за несколько месяцев до ухода Путина. Почему именно за несколько месяцев? Потому что если Путин назначит себе преемника сейчас, как та же Меркель, которая уже определила преемницу и та уже возглавила партию, то Путин превратится в таком случае даже не в «хромую утку», а в живой труп. Почему? Потому что в России другая система власти, и все завязано на президента, а если объявлен преемник президента, то все начнут метаться от президента к преемнику и думать, как к нему привязаться, как на него перевести все потоки и назначения. То есть начнется не транзит власти, а ее обвал, а это совершенно разные механизмы. Поэтому с точки зрения элементарной управляемости у Путина других вариантов нет — он должен править до последнего, и за несколько месяцев, как черт из табакерки, должен вылететь относительно неожиданный преемник. Иначе, повторюсь, будет двоевластие. Но это не двоевластие времен «Медведев — Путин», а двоевластие при максимально ослабевшем Путине, при быстро восходящем преемнике, двоевластие, где все крысы бегают с одного борта на другой. Такое двоевластие в течение нескольких лет может окончательно перевернуть корабль.

Таким образом, транзит власти вполне может быть сейчас в голове у Путина, но не может быть внешне.

«С точки зрения элементарной управляемости у Путина других вариантов нет — он должен править до последнего, и за несколько месяцев, как черт из табакерки, должен вылететь относительно неожиданный преемник». Фото kremlin.ru

— Что сейчас, по-вашему, происходит в нашей элите, для которой времена на дворе непростые? Сильно она нервничает?

— Сказать, насколько психологически дискомфортно они себя чувствуют, мне трудно — Путину они подчиняются автоматически, без обсуждения — как чиновники, так и бизнесмены, и это факт. Путина и чиновники, и бизнесмены ненавидят — это тоже факт, потому что из-за него они терпят огромные неудобства и убытки. Потерянные деньги, конечно, можно компенсировать, но неудобства никак не компенсируешь: в силу желания «левой ноги» Путина они вдруг из уважаемых членов международной элиты превратились в международных изгоев. И как они после этого будут относиться к Путину? Конечно, с ненавистью. Но ненависть эту они высказать или проявить никак не могут, потому что это смерти подобно, соответственно, остается подчиняться. Вспомните — когда арестовали Ходорковского, Путин пришел на заседание Российского союза промышленников и предпринимателей. Там по-разному относились к Ходорковскому, многие его терпеть не могли, считали выскочкой, слишком наглым и опасным, но это был для них сильнейший удар, поскольку он был серьезный бизнесмен. И в чем же проявилась их корпоративная солидарность? В том, что они вскочили и долго, нудно аплодировали Путину. Никакой другой реакции эти люди выдать не в состоянии.

— Потому что Путин для них непотопляем?

— Есть категория бизнесменов, в которую входят Тимченко, Ротенберг, Ковальчук — эти люди без Путина просто не выживут: их вернут туда, где они были до Путина, и вернут быстро. Другая категория — это люди, которые будут прекрасно себя чувствовать без всякого Путина и вздохнут с облегчением после его ухода: это люди типа Потанина, Алекперова, Дерипаски и так далее. Ну а среди чиновников есть люди разные — долларовые миллиардеры, мультимиллионеры и просто миллионеры, и уход Путина для них никаких неприятностей не сулит, а приятности сулит. Поэтому большинство из них ждет ухода Путина — ну какой же дурак за две недели до освобождения побежит из тюрьмы? Чем ближе «освобождение», тем больше они будут «лизать», потому что слабеющий лев способен одной лапой раздавить многих из них.

«Системные репрессии власти не нужны, поэтому в наступившем году их не будет. Нужны небольшие инъекции страха»

— Возможно ли в 2019 году некое новое «закручивание гаек»? Да, вроде бы чиновники отклонили законодательные идеи сенатора Клишаса о суверенном интернете и о наказаниях за оскорбление власти, но не рано ли радоваться? Или все-таки новые запретительные и ужесточающие инициативы в 2019 году будут неуместны, поскольку население и так раздражено повышением НДС, тарифов и цен, пенсионной реформой?

— Я не думаю, что тут будут какие-то системные изменения. А точечные действия были, есть и будут — типа фантастического дела девчонок из «Нового величия», которое придумал ради карьеры один провокатор из МВД, или дела историка Дмитриева из Петрозаводска, которого ломают уже три года, «клея» ему то одно, то другое. Эти примеры — рассчитанные, а не просто самодеятельность на местах.

«Точечные действия были, есть и будут — типа фантастического дела девчонок из «Нового величия», которое придумал ради карьеры один провокатор из МВД, или дела историка Дмитриева из Петрозаводска, которого ломают уже три года, «клея» ему то одно, то другое. Эти примеры — рассчитанные, а не просто самодеятельность на местах». Фото youtube.com

Расчет в том, что у людей должно быть понимание, что любого из них могут стереть в лагерную пыль — просто так и ни за что, а если и за что, так за то, что кто-то захотел еще одну звездочку на погонах. Эти случаи — важное условие выживания власти, поскольку они создают накачивание страхом — народ должен быть запуган, разобщен и покорно равнодушен, поэтому вколем ему инъекции страха. Такие инъекции в понимании власти не должны быть массовыми, не должны быть большими — они просто должны быть время от время, чтобы люди не смели поднять голову. А системные репрессии власти не нужны, поэтому и в наступившем году их не будет.

— Декриминализация 282-й статьи, ранее предусматривавшей уголовное наказание за репосты, может говорить о некоем серьезном смягчении политики властей?

— Человек, живущий в провинции, мне думается, «клал с прибором» на 282-ю статью — криминализирована она или декриминализирована: он знает, что любой местный силовик по 282-й, по 388-й или по 599-й статье может его привлечь или уничтожить социально — разорить, обнулить. Те же, кто интересуется статьями, а это лишь малая часть населения — да, они облегченно вздохнут по поводу декриминализации 282-й статьи. Но если они люди разумные, то, вздохнув, еще раз подумают: «Да, статью-то декриминализировали, а дела-то продолжаются, а тот же Навальный никуда высунуться не может — ни на выборы, ни куда бы то ни было, а на этих самых выборах правдами и неправдами, подтасовками и неподтасовками победит тот, кто нужен власти». Поэтому если люди продвинутые, рыпаться, конечно же, можно, но добиться-то ничего нельзя.

«Россия — это отсталая страна с плохим по рабочим качествам населением. Поэтому ей нужен толстый загашник»

— Успокоятся ли люди в 2019 году по поводу громкого и малоприятного для них прошлогоднего решения о повышении пенсионного возраста?

— Не успокоятся. Понятно, что среди мужчин на пенсию в 60 лет мало кто выходил, да и женщина в 55 лет, если она здоровая, на пенсию не уходила. Но речь же идет о том, чтобы люди получали и зарплату, и пенсию, а теперь их прибавки в виде пенсии лишили — и что им, радоваться или забыть? Но как это все забудешь, если цены растут, а доходы упали? Теперь это постоянно раздражающий фактор, и Путин этим решением зачеркнул половину своей популярности.

— Вам понятно, чья это была идея? Кудрина? Или все-таки самого Путина?

— Кудрин или Мудрин могут давать любые советы, но решение принимают не они. Пенсионная реформа — это чисто путинская политика. Но перед нами по-прежнему общий тренд путинской экономической политики — «тише едешь, дальше будешь», а всякая болтовня про прорыв, про то, что Россия обгонит, догонит, перегонит — это все для разводки совсем уж глупых лохов. Никого Россия не догонит и никого она никогда не перегонит.

«Кудрин или Мудрин могут давать любые советы, но решение принимают не они. Пенсионная реформа — это чисто путинская политика. Но перед нами по-прежнему общий тренд путинской экономической политики — «тише едешь, дальше будешь», а всякая болтовня про прорыв, про то, что Россия обгонит, догонит, перегонит — это все для разводки совсем уж глупых лохов». Фото Романа Хасаева

Россия — это отсталая страна с плохим по рабочим качествам населением, и поэтому этой стране нужен очень толстый загашник. Потому что мы всегда ходим по краю экономической катастрофы, и эта теория Кудрина блестяще подтвердилась два раза — в 1998 году, когда загашника не было, и в 2008 году, когда загашник был и обвала экономики население не почувствовало — Путин просто открыл закрома родины. Да, кризис заваливали деньгами и в Европе, но им для этого нужны были другие методы — понижение ставки налогов, понижение ставки рефинансирования и целый ряд других методов, а у нас всегда нужно накапливать золотовалютные резервы, что власти и делают до сих пор. Почему? Потому что они ждут не роста и не прорывов — они ждут кризиса. Ну и, кроме того, Путину нужны деньги для национальных проектов, хотя эти проекты нужны в первую очередь его ближайшему окружению типа Ротенберга, Тимченко и крупным бизнесменам. Но главное — накапливать, потому что будет кризис.

«Медведев исполняет ту же функцию, что и проплаченные украинские политологи на ток-шоу»

— Леонид Александрович, значит, по-вашему, в ближайшие пять лет мы будем наблюдать правление усталого человека, как это нередко случалось в нашей стране?

— Да. Вспомним, Леонид Ильич Брежнев полностью издох за 18 лет, а Путину предстоит быть во главе страны 24 года — это очень тяжело. Ленин вообще «сгорел» на этой работе за шесть лет, но его время было временем тяжелой ответственности. Единственный, кто усидел у власти почти 30 лет, был наш «Кощей Бессмертный» — Сталин, но и он в последние годы представлял собой абсолютную развалину, которая не вылезала из болезней и «ближней дачи», ничего не могла говорить и делать. Хотя и строила планы новой войны и нового террора, истребления евреев и партноменклатуры, но эти планы существовали в воспаленном воображении Сталина, а в реальности он ничего не мог. Все эти факты — понятная человеческая история, и если Путин сейчас представляет собой тяжелое зрелище, то остаться у власти в 2024 году, в 72 года, еще на шесть лет — это просто скверный анекдот.

— Хорошо — Путин устал. А как осуществляется управление страной?

— Все управляют помаленьку, да и что тут управлять-то — мы что, воюем что ли с кем-то? У нас, слава Богу, не советская власть, где надо было с Госпланом сверстывать планы на год, поэтому управлять проще, а значит, руководят все помаленечку. Думаю, что здесь можно выделить Антона Силуанова — говорят, что он очень энергичный и толковый министр, Кириенко, которого вы назвали, неплохо руководит политической частью.

Кстати, сейчас сложилась очень разумная система управления. Возьмите телевидение: что там творилось при «совке»? Там чуть ли не монтажные планы сюжетов согласовывали с ЦК КПСС, а сейчас этого абсолютно нет — «профессионалам» типа Соловьева и Киселева дается огромная степень свободы, и что — ими кто-то руководит, бегает за ними? Нет, конечно, — им дана определенная установка и широченный простор действий в пределах этой установки, ну они и действуют вместе со своими начальниками как надо.

Почему я говорю про телевидение? Потому что сейчас это главное министерство в стране. А что у нас главнее-то? МИД — это просто отдел телевидения, структура, работающая на «ящик». Как и Минобороны — мы вроде бы нигде не воюем, но фронт войны мы видим — и где? В «ящике»! Поэтому именно телевидение — это наше все, и в силу этого факта тут не должны быть введены какие-то новые системы управления.

«У нас, слава Богу, не советская власть, где надо было с Госпланом сверстывать планы на год, поэтому управлять проще, а значит, руководят все помаленечку. Думаю, что здесь можно выделить Антона Силуанова — говорят, что он очень энергичный и толковый министр». Фото Максима Платонова

— А руководит чем-нибудь Дмитрий Медведев?

— Медведев исполняет ту функцию, которую исполняют на ток-шоу приглашенные проплаченные украинские политологи. Как вы знаете, в отношении этих политологов занимаются нередко и рукоприкладством — конечно, это имитация, постановочные бои. Так и Медведев должен быть громоотводом, смешным боярином, на которого должны выливаться все грязные потоки.

«С национальными республиками у Кремля свои заморочки — они боятся обидеть национальные чувства»

— В сентябре в ряде российских регионов грядут очередные выборы губернаторов. Возможно ли повторение Приморья-2018, с грубым вмешательством в выборы неких сил, где побеждал оппозиционер, их отменой и проталкиванием на новых выборах более сильного кандидата власти? Или власть сделает все, чтобы такой картины не было?

— Да, осенью 2018-го мы увидели в Приморье живой выборный процесс, пусть в итоге и выбрали Кожемяко. Я думаю, что и сейчас в Кремле никто не против такого же живого процесса выборов — народ нельзя кормить все время только Украиной и НАТО (потому что эта тема уже течет из всех дыр) и надо еще чем-то развлекать. Но конечный итог для власти будет таким, какой ей нужен. Слушайте — ну вот выбрали бы в Приморье не Кожемяко, а коммуниста Ищенко, и что — он отказался бы в своем регионе проводить ту же пенсионную реформу или собирать налоги, транслировать первый и второй федеральный каналы? Ну чего бы он такого сделал? Чем этот Ищенко отличается от Кожемяко? Да ничем! Сейчас в стране есть губернаторы-коммунисты, и что — они проводят другую политику? Нет.

Что есть эффективность губернатора? Чистка улиц? Взрывается газ в домах или нет? Чистая ли вода в трубах? Никого в Кремле такие вещи не интересуют — Кремль интересует только политическая активность губернатора и здесь все нормально: у нас нет оппозиционных губернаторов, у нас нет отдельной политической линии губернаторов, поэтому губернатор от КПРФ будет делать то же, что и губернатор от «Единой России». Но если говорить о выборах, то, конечно, не стоит забывать, что есть ведомственная, бюрократическая точка зрения — она относится к управлению внутренней политики администрации президента. Это управление должно как-то отчитываться о своей работе — оно и отчитывается: отчитывается в частности и тем, сколько губернаторов избрано от «Единой России», а значит, в 2019 году оно будет работать над тем, чтобы максимум губернаторов был избран именно от «Единой России», хотя сейчас эта партия ничем не отличается от всех остальных. Поэтому я полагаю, что управление внутренней политики своего добьется, а если на выборах будет шум-тарарам, так тем и лучше — народ развлечется.

— А этот выборный шум возможен, скажем, в Башкирии, где, хотя пока еще и небольшие, но уже высказываются сомнения, что нынешний врио главы республики Радий Хабиров легко выиграет в первом туре?

— С национальными республиками у Кремля есть свои заморочки — они боятся обидеть национальные чувства. Поэтому там будут свои игры. Там начальство будет действовать грубее, будет вмешиваться в выборы, и если за вмешательство в выборы где-нибудь в Костромской области Кремль еще может спросить у губернатора, то в отношении национальных республик он этого делать не будет. Кремль считает, что если там все-таки силен местный, национальный кадр, то наступать ему на ноги нельзя.

«Чем этот Ищенко отличается от Кожемяко? Да ничем! Сейчас в стране есть губернаторы-коммунисты, и что — они проводят другую политику? Нет». Фото zavtra.ru

«Псевдогосударство России и Белоруссии — это просто этнографический ансамбль для торжественных встреч. Ну и для выкачивания денег из России»

— Главное событие 2019 года в бывшем СССР, исход которого волнует и Кремль, — президентские выборы на Украине. В последнее время там выросли шансы на победу у шоумена Владимира Зеленского, поэтому хочу у вас спросить — может Украина избрать именно такого «свежего человека» своим лидером?

— Бессмысленно пока гадать — до выборов на Украине еще два с лишним месяца. Но думаю, что если Порошенко выйдет во второй тур, то он победит, а если не выйдет, то, видимо, Зеленский… или не Зеленский. Пока Зеленский для нас в России фигура абстрактная, так что посмотрим.

— А почему вы считаете, что Порошенко имеет больше шансов на победу, чем лидирующая в гонке Тимошенко?

— Для Порошенко проблема — только выход во второй тур. А то, что Тимошенко не будет президентом, в этом я не сомневаюсь: у нее карма такая же, как у Хиллари Клинтон. Бывают такие люди, которые всю жизнь рвутся, но так и не дорываются до власти, потому что слишком сильно рвутся. Кроме того, на Украине Тимошенко — это самый ненавистный человек, еще более ненавистный, чем Порошенко. Большинство населения прекрасно понимает цену ее популистским обещаниям, поэтому президентом ее выбирать не будут, да и скандалов за Тимошенко много, слишком много за ней и воровства.

— Случившееся в конце декабря обострение в отношениях Москвы и Минска, высказывания некоторых чиновников о необходимости большей интеграции России и Белоруссии — все это может свидетельствовать о чем-то серьезном? Или это очередной этап недовольства Батьки Москвой?

— Конечно, это не более чем очередной батькин этап, и связан он с тем, что у Батьки тоже денег нет и «держаться» ему уже трудно. И в силу этого Лукашенко намекает Путину, что если вы не хотите потерять последнего союзника, то не переставайте мне платить. Но платить-то нечем — самим не хватает.

Отношения с Батькой, то есть с Белоруссией, имеют два аспекта. Первый заключается в том, что эти отношения построены на лжи: существует якобы некое совместное государство, которое, с одной стороны, государство, а с другой стороны, никакое не государство — те государства, которые в него входят, это отдельные независимые государства. Но тут беда в другом — этому «государству» уже больше 20 лет, а оно даже близко не напоминает Евросоюз. Евросоюз за 20 лет проделал огромную работу: он расширился, там подготовили введение единой валюты, у них унифицировались законы, а в псевдогосударстве России и Белоруссии не проделано ничего, это просто этнографический ансамбль для торжественных встреч, поцелуев и объятий, ну и для выкачивания денег из России. Напомню — за 20 лет с лишним Белоруссия выкачала из России более 100 миллиардов долларов, а взамен мы не имеем вообще ничего, кроме того, что Батька типа обеспечивает геополитическую безопасность России — сдерживает «танковые дивизии Меркель», которые «рвутся» на Смоленск, отбивая их фауст-патроном и коктейлем Молотова. «Танки» не прорвались — значит, не зря мы ему 100 миллиардов долларов дали.

«Батька эксплуатирует скрепы и «сдерживание НАТО», но теперь эксплуатировать становится все труднее — Россия дает все меньше денег, соответственно, скандал на скандале». Фото kremlin.ru

В общем, с одной стороны вы видите издевательство, невозможное ни в какой другой стране, — все подкармливают своих союзников, но не в таких же объемах, а с другой стороны, есть те же самые скрепы — мол, мы с белорусами единый народ, как ранее с украинцами, и разорвать эти скрепы и сказать, что, мол, мы разные государства, нельзя, ибо окажется, что союзное государство — это была ложь. Батька эксплуатирует скрепы и «сдерживание НАТО», но теперь эксплуатировать становится все труднее — Россия дает все меньше денег, соответственно, скандал на скандале. А России деваться некуда — эту «братскую» цепь она разорвать не может и сказать Батьке «Хватит!» тоже, ибо весь этот скандал упадет на Путина, и окажется, что именно он разрушил союз с Белоруссией, единственным нашим союзником. Пойдет на такое Путин? Нет, не пойдет.

Если говорить о варианте вхождения Белоруссии в Россию, то тут Батька ответил: «Никогда!» — как и любая страна в мире, Белоруссия никогда не откажется от своей независимости, от своего суверенитета — только на равных. Вывод — порвать нельзя, включить нельзя, и что остается — тянуть кота за хвост дальше, и значит, каждый год будет новый скандал.

«Отдавая Курилы, Путин делает себе харакири на этих островах»

— В Москву для переговоров прилетел японский премьер Синдзо Абэ. Решение по Курилам, которые, конечно же, будут обсуждаться на его встрече в Кремле, тем же Путиным уже принято. Или оно будет отложено еще на несколько лет?

— Формально решение будет отложено, а фактически решение тут есть — острова отдать нельзя.

— А главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов высказал интересную мысль о том, что Путин может отдать два острова, заключить мирный договор, который действительно поставит точку во Второй мировой войне. Пусть и формальную точку, но Путину она дает статус причастного к победе.

— Мнение Венедиктова — это полная и абсолютная ерунда. Какая еще точка во Второй мировой войне? Что за бред?

— Но ведь мирный договор с Японией не заключен, это факт.

— И что? Мы что — воюем с Японией? Войны нет, а дипломатические, торговые, гуманитарные отношения есть. Какая еще точка, какая война? Кого в России, как бы не надувал щеки Соловьев или Венедиктов, Киселев или Познер, интересует эта идиотская юридическая точка, эта юридическая процедура, эта бумажка? Да, телевидение будет кричать о какой-то точке, поставленной Путиным во Второй мировой войне, но народ-то у нас не дебильный.

Представим — мы будем иметь бумажку, которая ничего не меняет, и за это Россия отдает два острова. Да, для японцев эти острова-каменюки и рыба вокруг них имеют какое-то значение, но для русского человека значение имеет одно — символ.

«Скорее всего в районе Курил, на Дальнем Востоке будет создана особая экономическая зона, не будет таможенных пошлин, свободные безвизовые поездки туда-сюда, и японцам даже могут дать управление многими предприятиями. Но чтобы острова принадлежали Японии — это невозможно». Фото kremlin.ru

Вот почему все сходили с ума по поводу Крыма? Что, раньше россияне не могли там отдыхать, что — рубли в Крыму не принимали и по-русски там не говорили? Могли, и что сейчас — изменилось что-то? Изменилось — санкции появились и многое другое. Крым — это чистый, стопроцентный символ того, что мы — великая Россия, которая добивается возвращения своего, которое украли, и все жалкие попытки задним числом рационализировать возвращение Крыма (типа «если бы не мы, туда вошли бы американцы») предназначены для совсем уж умственно отсталых людей.

Вернемся к Курилам: мы Россия или проходной двор? Мы суверенная страна или мы торгуем своими территориями? Курилы завоеваны в результате победы — видимо, в результате победы Путина, если он идет во главе «Бессмертного полка», стало быть, мы можем с этой территорией делать все что угодно — продавать или передавать? Эти вещи настолько очевидные и кричащие, что никто — ни телевидение, ни «Эхо Москвы», ни какая бы то ни было пропаганда — замазать их не может. Всем будет видно, что не Россия, а лично Путин продал нашу землю, землю, которая завоевана дедами в результате победы. Что на это возразишь? Скажешь про мирный договор, торговлю рыбой, экономические отношения? Есть вещи, которые не размениваются на рыбу или какие-то экономические выгоды! А если размениваются, то давайте продавать могилы солдат!

У Путина есть две опоры, которые он тщательно выращивал, — экономика, которая работает в интересах олигархов, и военная политика — Путин, мол, поднял Россию с колен, вернул нам гордость, сделал нас суверенными. Если Путин отдает острова, значит, одним ударом он разрушает все, чего добивался в результате своей внешней политики или, если хотите, своего пиара вокруг внешней политики. Ну и уничтожает победу, а значит, и самого себя, обнуляет себя, делает себе харакири на этих островах. Этого ему не простят никогда. Конечно, такое решение не будет означать, что люди выйдут на улицу с протестом, но нынешнее отношение к Путину будет окончательно убито — после удара с пенсионной реформой это будет контрольный выстрел в голову.

Спрашивается — Путин этого не понимает? Отлично понимает. У него есть какая-то острая необходимость пойти на эти сделки с японцами? Никакой необходимости нет. Следовательно, он на эту сделку не пойдет и никаких островов японцам не отдаст. Зачем он пошел на это дело и зачем пошли эти глупейшие и бессмысленные переговоры ни о чем, совершенно непонятно. Но я думаю, что все это идет от той же усталости Путина — усталости от того, что он в последние годы в полуизоляции, и поэтому он был рад с этим Абэ встречаться. Японец вцепился, он демонстрирует, что он Путина уважает. Другу говорить о том, что Россия не отдаст острова, неприятно, поэтому тянули, тянули, ну и дотянули до того, что Абэ уже клянется на могиле отца, если не танцует. Путин отдать эти острова не может — это, как я сказал, символ.

Скорее всего, в районе Курил, на Дальнем Востоке будет создана особая экономическая зона, не будет таможенных пошлин, свободные безвизовые поездки туда-сюда, и японцам даже могут дать управление многими предприятиями. Но чтобы острова принадлежали Японии — это невозможно.

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close