МНЕНИЯ

Нестор Шуфрич: Если будет два кандидата, на этом “Оппоблок” закончится

Нестор Шуфрич – частый гость разнообразных телеэфиров. Студийные подмостки – его стихия; к тому же, тут практически не случается неудобных вопросов, а ограничения времени позволяют выгодно лавировать. Тогда как больших, действительно содержательных форматов у Нестора Ивановича не случалось давно. Тем более текстовых. Наше последнее с ним интервью писалось в декабре 2014. Инициатива была его, «я хочу объясниться», – говорил он. Подумав немного, я согласилась. Текст вышел под красноречивым – как для бравого экс-трибуна почившей в бозе ПР – заголовком «Мы все виноваты…».

В настоящий момент инициатива беседы исходила уже от меня. О внезапной активизации Виктора Медведчука – от приписываемой ему покупки «112-го» канала, до кооперации с Рабиновичем (которая, судачат злые языки, тоже не просто «по любви») и планах на спикерское кресло в новой ВР – кроме как с Шуфричем и поговорить-то, по большему счету, не с кем (на откровения самого Виктора Владимировича рассчитывать точно не приходится). Давний друг и соратник Медведчука, Шуфрич просит не называть его «адвокатом Виктора», хотя – по факту – именно им является. Доказывая, убеждает: кум Путина – сильный электоральный (именно электоральный, это важно) политик; благодаря ему в 2014-м состоялся «Оппоблок»; а в 2004-м он и вовсе принес интересы СДПУ (о) в жертву Виктору Януковичу.

Безусловно, подобные сентенции можно было бы воспринимать со снисходительной улыбкой. Если б не одно но. Сегодня, объединившись с «За життя» Вадима Рабиновича, Шуфрич и Медведчук не просто имеют шансы легко зайти в будущую Раду, но рассчитывают получить 14-17%. А если объединяться с «Оппоблоком», так и все 30% плюс. Пестрая биография господина Рабиновича (который провел в местах не столь отдаленных кратно больше Виктора Януковича), уверен Шуфрич, тому не помеха. «Сам факт прохождения в парламент нас вообще не интересует. Мы претендуем на доминанту», – твердит уверенно. И добавляет: «Ключевых должностей после президентской кампании будет две – премьерство и спикерство. Безусловно, мы будем бороться за то, чтобы получить одну из этих позиций или обе».

Обо всем этом, а также о влиянии на «За життя» Виталия Хомутынника и Павла Фукса, о «роли и доле» Евгения Мураева (интервью записывалось до того, как он объявил о своем разрыве с Рабиновичем. Тем колоритнее характеристики, которыми наделяет его Нестор Иванович), о потенциальном объединении с ОБ мы говорили в этом интервью LB.ua.

Фото: Макс Требухов

«Медведчук легко бы избрался по округу»

Начнем с вашего друга Виктора и его внезапной активизации в публичной плоскости. С чем она связана?

Я бы не согласился, что активизация Медведчука внезапна. В глазах некоторых он, может, даже чрезмерно медийно активен. Просто ранее в Украине существовало табу на его показ (по телевидению, – С.К.). Почему? Ввиду опасений сильного игрока. При том, что западным СМИ он был всегда интересен.

Это не так. Прежде он появлялся на радарах весьма дозированно и лишь тогда, когда ему самому это было для чего-то необходимо. Сейчас же: приписываемая ему покупка «112»-го канала, где Медведчук солирует в вечернем прайме; активное позиционирование в рамках партии «За життя». Вдобавок его супруга, Оксана Марченко появляется в «Танцах со звездами». Совпадения? Не думаю.

Как минимум, это подготовка к активизации собственных позиций. Безусловно, приближение выборов ускоряет эти процессы. Политик, который боится выборов, – не политик, он должен пройти испытание выборами. И я надеюсь, что Виктор (Медведчук – С.К.) примет участие в избирательных кампаниях.

Путем попадания в список (партийный список на выборах в Раду – С.К.)?

Посмотрим, какой будет закон.

Пока похоже на то, что закон останется прежним.

Думаю, политики такого уровня, как Виктор Медведчук и Вадим Рабинович, должны быть представлены в списке. Вам известно: я всегда был категорическим противником мажоритарки и сторонником пропорциональной системы.

Вне мажоритарки у Медведчука нет никаких шансов. От слова совсем. Электоральным политиком он не является; что ни он сам, ни его сторонники признать не в состоянии. Он избирался по мажоритарке успешно – в 1997 и 1998-м году по Иршавскому округу. Если же вспомнить показатели блока «Не так!» в 2006-м….

Мне некорректно выступать адвокатом Виктора, но позволю себе не согласиться с вами. Я уверен, что сейчас на своем округе в Закарпатье он избрался бы легко…

Фото: Макс Требухов

Спустя 22 года? Не смешите!

Мы часто бываем с Виктором в Закарпатье и чувствуем отношение людей. Не скрою, был период, когда сделать это (избраться по округу – С.К.) было бы сложно. А сегодня он бы там точно избрался. Я уже не говорю об округах, которые находятся ближе к юго-востоку.

Место в списке – дешевле и, с точки зрения организации процесса, кратно проще.

Думаю, для него (Медведчука – С.К.) присутствие в списке – это, прежде всего, позиция партии, позиция коллектива. Сами подумайте: зачем, объявив, что Виктор Медведчук – член партии “За життя”, организовывать ему выборы на округе, когда Виктор укрепляет собой …

Серьезно?! Укрепляет список?

Смотрите. В 20-х числах июля Рабинович пригласил Виктора Медведчука в партию (“За жизнь” – С.К.) и получил положительный ответ. Через три недели авторитетный Центр Разумкова провел опрос, согласно которому партия “За життя” заняла лидирующие позиции.

Из-за того, что к вам примкнул Медведчук?

Мы не можем это утверждать. Но многие говорили, что рейтинг партии чуть не до нуля валится – а тут резко поднялся. Это – цифры, с ними сложно спорить.

Да уж, забавная интерпретация. Партия “За життя” – сугубо виртуальная структура, имеющая поддержку благодаря тому, что владеет СМИ. Если бы не “цветной телевизор”, не было бы ни “За життя”, ни Вадима Рабиновича как политика.

Если бы не “цветной телевизор”, у нас и половины партий не было бы.

Я говорю конкретно о вашей.

Тогда я не соглашусь. Может быть, три года назад можно было бы об этом говорить, но сегодня это партия, которая имеет свои структуры, которая абсолютно готова к выборам. Более того, “За життя” принимала участие в региональных выборах и выиграла их. Поэтому я воздержался бы от определения “виртуальный проект”.

2006 год. Последняя – если не считать сегодняшнюю – попытка Виктора Медведчука попасть в политику электоральным способом, в составе бока “Не так!”. “Не так!” набрал тогда аж 1,1%. При том, что только в Крыму у СДПУ(о) (партия Медведчука в то время – С.К.) было больше 250 тысяч функционеров. А проголосовало только 115 тысяч человек. Я уже молчу о том, что в тот же период Виктор Владимирович заявлял: за рефендум против НАТО его соратниками собрано четыре миллиона подписей. А на выходе у блока 1.1%. Несопоставимые цифры, правда? С чего ж вы взяли, что в нынешней ситуации Медведчук может быть выгоден партии “За життя”? В чем его электоральная, именно электоральная, ценность?

Не могу не отреагировать по поводу результатов блока «Не так». Не буду сейчас вспоминать крайне успешные избирательные компании 1998 и 2002 гг., но напомню, что с 2004 года, когда один из лидеров СДПУ(о) Леонид Кравчук, как первый Президент, выдвинул Януковича кандидатом на эту должность, СДПУ(о) практически слилась с Януковичем. Во время избирательной кампании 2006 года в течение всего времени я объяснял, что никогда не был членом Партии Регионов, но мы за 2004-2005 год так убедили людей, в том числе и благодаря мне, в мощи Януковича, и как следствие, в мощи ПР, что уже никакие другие партии просто не воспринимались. Мы пожертвовали СДПУ(о), в борьбе за Януковича партия фактически растворилась в нем.

Каков подвиг самоотречения, я сейчас заплачу! Можно было бы вспомнить, что именно «эсдеков» Янукович и Ко всегда считали корнем своих проблем в 2004-м, да и потом, мягко сказать, недолюбливали, но сейчас все это уже не важно. Вопрос был относительно нынешней электоральной ценности Медведчука. В чем она?

Рабинович уже ответил. Прежде всего, это – вопросы урегулирования мира. Учитывая, что пока у нас доминирует поддержка на юго-востоке, который очень болезненно и адекватно воспринимает ситуацию на Донбассе, этот вклад, безусловно, будет очень весомым в позицию партии “За життя”. И, я надеюсь, в ее результат.

Фото: Макс Требухов

“Поддержка мира” от человека, который имеет прямой контакт с Путиным?

В том числе. Хочу напомнить, что Виктор находился у фундамента “Минских соглашений”, еще тогда, когда о них никто не думал. Летом 2014 года мы с ним передали в ОБСЕ записку с нашим видением урегулирования конфликта, который предварительно не вызывал возражений и был принят руководителями так называемых “ЛНР” и “ДНР”. По результатам наших переговоров, которые вылились в 10-дневное перемирие с 20 по 30 июня 14 года (мы провели 12 встреч в Донецке и Луганске), в конце концов, состоялась встреча контактной группы ОБСЕ, Украины, России, “ЛНР/ДНР” в Донецке 23 и 27 июля. Это же все Медведчук! Это все мы делали вместе. Удалось увидеть перспективу реального мира. Наши сторонники еще нас упрекали: зачем, мол, вы помогаете Порошенко, ведь если мир утвердится, он останется президентом не на пять, а на 20 лет.

…Ту сторону (“ЛНР/ДНР” – С.К.) интересовали четыре вопроса: право говорить на русском языке у себя на территории; выбирать руководителя области областным советом, а не присылать губернатора из Киева; согласовывать с облсоветом должности начальника милиции и прокурора области.

Чистой воды децентрализация, которую Партия регионов провозглашала своим приоритетом, и, будучи столько лет у власти, ничего в этом направлении не сделала.

За ПР не могу отвечать. О том, что я стал членом ПР, я узнал из СМИ. Никогда об этом не жалею и всегда буду гордиться, что был вместе с нормальными регионалами. К слову, о роспуске Партии Регионов я тоже узнал из СМИ.

Так, заканчиваем с историческим экскурсом. Какой статус сегодня у Виктора Медведчука в партии Вадима Рабиновича?

Пока такой же, как и у меня, мы – рядовые члены партии “За життя”. В целом это из серии, когда Ришелье вручает патент лейтенанта мушкетерам: Арамис сказал, что он пойдет служить Богу; Портос, что он нашел хорошую хозяюшку и будет выращивать, если я хорошо помню, маленьких портосиков; Атос – что, как для графа де Ла Фер, это слишком мало, а как для Атоса – слишком много. Наверное, в данном случае Виктора можно рассматривать как своего рода Атоса, которому для того, чтобы он был Медведчуком, должности не нужны.

Сколько ему стоили 50% партии?

В смысле?

Вот только не надо делать удивленное лицо.

Нет, удивленного лица нет. Вопрос о финансировании партии, безусловно, будет обсуждаться…

Речь не только и не столько о прямом финансировании.

Вот когда будет определен окончательный формат избирательной кампании, когда будет понятно, на основании какого закона о выборах будет происходить формирование списка, когда определятся все участники списка, возникнет какая-то ясность. Может, это будет не 50%, а гораздо меньше.

Но “червонец” уже уплачен. Так?

Червонец? Это объясните. Я знаю Червонца, бывшего министра транспорта (подразумевается Евгений Червоненко, которого в узких кругах называют «Червонцем», – С.К.).

Фото: Макс Требухов

Не уходите от ответа.

Я могу сказать точно: никаких денег, тем более таких денег, не платилось.

Рабинович принял к себе Медведчука “из любви к искусству”?

Слушайте, вы знаете меня давно и вам известно, что я или говорю правду или молчу.

В данном случае могу сказать, что 10 млн за вхождение в партию “За життя” точно никто не платил. Безусловно, когда будет избирательная кампания, каждый должен будет участвовать в обеспечении финансирования. Это нормально, так происходит везде.

«На парламентских «За життя» рассчитывает на 14-17%»

Сколько партия “За життя” собирается набрать на парламентских выборах?

Сколько нам дадут наши избиратели. Мы нацелены на 14-17%.

14-17%?!

Давайте посчитаем. Если взять того же Разумкова (имеются в виду соцопрос Центра Разумкова – С.К.): сегодня у нас уже 11%. Почему через полгода-год мы не можем иметь 17%?

Сколько в таком случае вы – условные «эсдеки» – будете контролировать мест в избирательном списке?

Сложно сказать. Безусловно, участвующие в процессе стороны будут стремиться к паритету. Кроме того, при формировании списков часто привлекаются люди, которые просто не могут делать финансовые взносы – они участвуют своим авторитетом. Поэтому говорить сегодня, сколько будет в пропорции, это очень сложно. Все точно будет по-честному.

В данном случае вопрос победы для нас – не сам факт прохождение в парламент, нас это вообще не интересует. Мы претендуем на доминанту в парламенте.

Доминанту, которая позволит участвовать в формировании правящей коалиции?

Мы пришли к тем вопросам, которые действительно очень важны. Они касаются не столько партии “За життя” или “Оппозиционного блока”, сколько перспектив страны. Какой будет следующая коалиция… Конечно, в идеале, я бы хотел видеть широкую коалицию как гарантию сшивания страны и упрочнения процесса достижения мира. Но к своему глубокому сожалению и – учитывая тот маленький 20-летний опыт, который у меня есть в политике – могу сказать, что, скорее всего, коалиция следующего года не будет широкой. Кто бы ни выиграл президентскую кампанию, но мы точно можем сегодня предполагать, что это будет не Порошенко.

Вы будете голосовать за Тимошенко?

Я буду голосовать за нашего кандидата, безусловно.

В первом туре за Рабиновича, это понятно, а дальше?

Посмотрим, кто попадет во второй тур. Я точно, что не буду голосовать за Порошенко, говорю на 100%.

Фото: Макс Требухов

Значит, если это будет дуэт Порошенко/Тимошенко, ваш голос уйдет Юлии Владимировне?

Я буду голосовать против Порошенко.

Значит, за Тимошенко?

Нет, против Порошенко. За того, кого определит народ – Тимошенко, Гриценко…Не исключаю, что во втором туре будет наш представитель. Такое возможно.

Рабинович?

Тот, кого мы определим на съезде. Безусловно, как реальный кандидат в президенты позиционируется Рабинович.

А парламентские выборы вас интересуют с позиции спикерства для Медведчука. Так?

Почему вы думаете, что спикерство нас вообще интересует?

Достаточно вспомнить, что мы живем в парламентско-президентской республике…

Давайте откровенно. Зачем политическая сила идет на выборы? Чтобы получить ключевую должность. Ключевых должностей после президентской кампании будет две – премьерство и спикерство. Безусловно, мы будем бороться за то, чтобы получить одну из этих позиций или обе. Но почему вы связываете это непосредственно с Медведчуком?

Не верится, что столько усилий прилагается лишь для того, чтобы он просто зашел в парламент. Не его калибр.

В парламенте случается всякое. Бывает, что для решения крупной задачи, необходимо идти на ряд менее масштабных компромиссов. Например, вопрос спикерства…

Когда маленькая, но гордая фракция получает «золотую акцию», без которой коалицию не сформировать и «ценой» участия этой фракции в коалиции является спикерство? Да, в эту игру сыграли, в свое время, Литвин. И Мороз. Но времена меняются. На сей раз в ВР будет от шести до восьми «маленьких, но гордых» фракций, не одна-две как раньше.

Откровенно говоря, я не думаю, что в следующем парламенте мы увидим спикером Медведчука, Шуфрича или Рабиновича. Хотелось бы, конечно, ошибиться, но покамест выглядит так. Вместе с тем, анализируя электоральное поле парламентских, я вижу «дыру» в 3,5 млн голосов на Донбассе. Что это означает? Сегодня с “Оппозиционным блоком” – вместе или по отдельности – мы возьмем (на выборах в Верховную Раду – С.К.) около 30%.

Условно бело-синяя тусовка?

Да. Это означает, что 60%+ возьмут силы, которые условно можно назвать …

Демократическими.

Я бы называл центрально-правобережными.

…Для того, чтобы создать с нами широкую коалицию, они должны стремиться к стабилизации в Украине. Но, увы… В ближайшие месяцы в полную силу заработает пропагандистская машина, и нас (имеются ввиду условные оппозиционеры, – С.К.) обвинят во всех смертных грехах. Мы станем мишенью двух кампаний – президентской и парламентской. Это – стратегическая линия Порошенко, Тимошенко, Гриценко, всех. Будут пугать так называемым реваншем.

Еще раз: какой смысл Медведчуку просто сидеть в парламенте? Тем более, сейчас от вас уже прозвучали сомнения в спикерстве.

Человек, который влияет на процессы…

Он 13 лет влиял на процессы, находясь в тени. Зачем теперь понадобилась ВР?

Во-первых, мы не знаем, будет ли он в парламенте.

Фото: Макс Требухов

От чего зависит?

От него. Сегодня такая опция у него стопроцентно есть, но это будет его решение.

Как и в 2014-м году… Вы же помните эту историю?

Какую «эту»?

Одно из первых мест в списке «Оппоблока» в 2014-м было зарезервировано за Медведчуком. Но Манафорт отказался работать, если Виктор останется в списке – из-за его, Виктора, американских санкций. Эта позиция Манафорта была доведена лично Левочкиным. Часть регионалов сказала, без Медведчука не пойдут. Тогда Виктор сам снял тему, завив, что его участие в списке не может быть причиной развала Оппоблока. Поэтому роль Виктора в том, что «Оппоблок» состоялся – ключевая, и не только в вопросе его участия в списке.

Вы это серьезно сейчас? В “Оппозиционном блоке” об этом знают?

Конечно. Просто не хотят об этом говорить.

«У Рабиновича была расстрельная статья. Его и расстрелять могли»

Вернемся к партии “За життя” и Вадиму Зиновьевичу. На фоне его 12 лет в тюрьме и 9 месяцев в СИЗО Виктор Федорович Янукович – просто святой человек.

Я подозревал, что этот вопрос прозвучит. А вы знаете, за что (был осужден Рабинович – С.К.)?

Информация открытая: в 1980-м он провел девять месяцев в СИЗО по обвинению в хищении стройматериалов, конкретно – трех рулонов обоев. Однако, по истечении девяти месяцев его выпустили в связи «с отсутствием состава преступления». После выхода на свободу он занялся подпольной цеховой деятельностью и уже в 1982-м получил 14 лет колонии за «расхищение госсобственности в особо крупных размерах». Причем на зоне умудрился наладить хозяйственную деятельность, обслуживая чуть ли не половину Харькова…

Все его обвинения были связаны с запрещенной в СССР хозяйственной деятельностью. Вадима Зиновьевича привлекли за то, что он умел организовать производственный процесс!

Он получил 14 лет, из которых 8 отсидел в колонии. При этом год, поскольку вины своей не признавал, провел в Днепре в «психушке».

У него была расстрельная статья. Его и расстрелять могли. Я задам вопрос по-другому: смотрите, Левко Лукьяненко…

Стоп! Вам не стыдно сравнивать Левка Лукьяненко с Вадимом Рабиновичем? Диссидента с цеховиком?!

Я хотел просто сказать, что Советский Союз штамповал законы, которые во многом были позитивными, в том числе, в части обеспечения безопасности и социальных гарантий для граждан СССР, но с другой стороны, это был режим, и то, что запрещалось в СССР, в другой социалистической стране приветствовалось.

Впрочем, чему я удивляюсь? Лет шесть тому кто-то из ваших, может, даже и вы, не помню уже, сравнивали ходки Януковича со сроками Вячеслава Черновола.

Рабинович просто не соглашался с запретом, установленным советским законом…

Он имел возможность эмигрировать. В чем проблема? Эмигрируй и занимайся на здоровье хозяйственной деятельностью.

Я уверен, что если бы он не был ограничен в своем передвижении, то, может быть, этим и воспользовался.

Фото: Макс Требухов

… Когда человек – вор, бандит, не играет роли, каким законом он осужден. А когда человека сажали за наличие – как сегодня бы сказали – “коммерческой жилки”, то для меня такая его деятельность выглядит просто протестом против советской системы. Такой же, каким он был – без фамилий – у диссидентов.

Диссиденты выступали против попрания прав человека, человеческого достоинства. А не за то, чтобы свободно спекулировать стройматериалами!

Спекулянт – это купил, привез и продал. Тогда как Рабинович был производителем (имел подпольный цех по производству всего на свете – от деревянных дверей до хрусталя, – С.К.). Да, это шло в разрез с советскими законами, но сегодня за это награждают орденами.

В «За життя» вообще колоритный состав подбирается: Рабинович со своими «сроками», вы, Медведчук, серьезное влияние на партию имеет Хомутынник…

У меня с Виталием (Хомутынником – С.К.) длинная история отношений, но мне неизвестно, чтобы он участвовал в партии “За життя”.

А симпатик партии Павел Фукс?

Фукс, если я не ошибаюсь, – вообще гражданин России.

Ошибаетесь. У него давно уже украинское гражданство.

Ну, окей. Если вы так говорите, значит знаете.

…Мне известно, что с Павлом у Вадима хорошие отношения. Но я сомневаюсь, что успешный бизнесмен захочет стать «паблик пипл». Зачем ему это? Ведь сразу же влечет за собой ограничения в возможностях управления и ведения бизнеса. Всем понятно, почему Ринат (Ахметов – С.К.) вышел из парламента; по этой же причине не представляю, чтобы Паша в Раду зашел. Совершенно исключать, конечно, нельзя, но логике в подобном поступке я не вижу. Хотя финальное решение всегда принимает съезд.

«Я сам имел намерение участвовать в покупке «112-го»

Сколько Медведчук заплатил за “112-й” (телеканал “112” – С.К.)?

Во-первых, я не знаю, купил ли он его. И если купил, то сколько заплатил, не знаю.

Не верю, что не знаете. Не верю.

Я с ним этот вопрос не обсуждал. Скажу больше, у меня лично три с половиной года было намерение участвовать в покупке “112 канала”. Однако, в последнюю минуту члены отдельной «семьи» не санкционировали мое участие.

Семьи?

Речь о наших беглецах. Они же долго контролировали канал.

Курченко, Захарченко?

Мы хотели этому каналу дать возможность стать оппозиционным. Мы видели, что он – в какой-то момент, взял крен в поддержку Порошенко. Меня это очень расстраивало.

«Мы» это кто? Вы с Медведчуком?

Нет, я говорю о себе и о своих товарищах. Виктор, кстати, тогда не проявлял живого интереса к данному вопросу.

Но у меня не получилось (купить «112»-й, – С.К.).

Сколько вы готовы были заплатить?

Речь шла о 50%-м опционе в обмен на обязательства финансировать текущую деятельность. Канал тогда задыхался. Это был, если я не ошибаюсь, 2015-й год. Потом неожиданно появилось финансирование, и переговоры были свернуты. Откуда могло в 2015-м году взяться финансирование? Можно лишь догадываться… А потом мы услышали об Онищенко и прочих…

Сколько предполагалось тратить на ежемесячную деятельность канала в 2015-м?

Речь шла о необходимости финансирования. И в зависимости от того, какая была бы утверждена окончательная смета, спорили между 300 и 700 тысячами (долларов в месяц, – С.К.).

Опцион предполагал право покупки?

Да, покупки второй части через определенный период времени.

В 2018-м выглядит так, что Медведчук все же приобрел “112-й”. А “Newsone” перешел под управление Андрея Портнова. Вы говорили, ваши оппоненты станут пугать украинцев реваншем? Так на медийном поле он уже произошел. Успех обеих кампаний 2019-го сопряжен с контролем над «телевизором» и в вашем распоряжении два крупных канала.

Четыре.

Какие еще два?

ТРК “Украина” и Интер.

“Украина” – не ваша. Мы говорим непосредственно про вашу команду.

Имею ввиду, если будет объединение «За життя» и «Оппоблока».

Я не могу подтвердить, что “Newsone” и “112-й” находятся в зоне абсолютного влияния нашей команды. Не могу. Мне это просто неизвестно.

Вот, не надо прибедняться, а? Премьерное появление Виктора Медведчука в специально под него «сверстанном» проекте «Большое интервью» или как он там правильно называется; кратное увеличение его присутствия в эфире в целом…

Он бы появился на любом канале, на котором захотел, несмотря на существующие на него табу. Каналы его всегда хотели.

Так, ясно, пошли по второму кругу.

«Мураев – очень сильный публичный политик»

Какая сейчас роль Мураева? (важная ремарка: интервью записывалось за полторы недели до того, как Мураев заявил о разрыве с Рабиновичем и своем выходе из «За життя». Тем интереснее – в данной связи – характеристики, которые ниже дает ему Шуфрич, – С.К.).

Он – председатель политсовета партии.

Но по факту – без роли, и без доли.

У него сейчас очень перспективная роль. Все зависит от него.

Фото: Макс Требухов

Перспективная в каком смысле? С Вадимом Рабиновичем они рассорились в пух и прах.

Что значит рассорились?

Разве у глагола «рассориться» может быть альтернативное значение?

Ну, люди ссорятся, люди мирятся. Сегодня Евгений – председатель политсовета, то есть фактически у него не первая, но и не вторая должность в партии. Признается лидерство Рабиновича безусловно, но и лидерство Мураева никем не ставится под сомнение.

Раньше это была партия Рабиновича-Мураева. А сейчас это партия Рабиновича-Медведчука. Мураев, с точки зрения конкуренции, в подметки не годится Медведчуку.

Некорректная формулировка в отношении Евгения и его роли. Все в его руках.

Какую долю партии он контролирует?

Поймите, это – не акционерное общество. Он будет контролировать то, что он реально сможет продемонстрировать. Евгений очень сильный публичный политик.

Был когда-то. До тех пор, пока не развелся (по сообщениям СМИ, Евгений Мураев был женат на родственнице Вадима Рабиновича – С.К.), из-за чего и поссорился с Рабиновичем.

Я не буду обсуждать чужую личную жизнь. Личная жизнь моя и моих друзей, оппонентов – табу.

Откровенно говоря, мне это тоже неинтересно. От слова совсем. Просто констатирую причину их размолвки с Рабиновичем.

«Даже если на Оксану Марченко что-то и оформлялось, точно не с целью скрыть»

Еще одна интересная тема. Оксана Марченко (жена Виктора Медведчука – С.К.) и ее активы в России (Оксана Марченко контролирует компанию, которая выиграла конкурс на освоение одного из трех крупнейших нефтяных месторождений Ханты-Мансийского автономного округа России – С.К.). Это же активы Медведчука на самом деле.

Мне про активы Оксаны неизвестно.

Есть публичная информация о том, что в РФ ею приобретены крупные нефтяные месторождения. И это – не единственное, что на нее записано. Тогда как за Виктором Владимировичем ничего подобного не числится. Не кажется ли вам непорядочным – ставить под удар свою семью таким образом?

Оксана и Виктор – друзья нашей семьи, но я с ними этот вопрос не обсуждал.

Что касается оформления активов на членов семьи, это – нормальная практика во всем мире. Ты же оформляешь не на постороннего человека, а на близкого. И если станешь публичным политиком или будешь претендовать на административную должность, все равно вынужден будешь все задекларировать. А на Оксану все задекларировано уже сейчас, и даже есть информация, что она заплатила около 20 млн грн налога с доходов от этих активов. Так что даже если на Оксану что-то и оформлялось, точно не с целью скрыть (позже Медведчук подтвердил, что активы действительно записаны на супругу из-за санкций против него со стороны США – С.К.).

И ничего, что у Медведчука активы в России?

Даже если какие-то активы у него есть, что здесь преступного?

Действительно. Россия – страна-агрессор, которая на нас напала и повинна в гибели тысяч украинских граждан. А так все ок, конечно.

Если так рассуждать, так половина украинского политикума имеет активы в России. И вы это прекрасно знаете.

Фото: Макс Требухов

В 2014-м году вы Россию агрессором не считали. Может, передумали?

Нет, не передумал. Но сегодня уже есть норма закона, которая требует от меня так считать. Поэтому – из уважения к тематическому украинскому закону – я это комментировать не стану.

И еще. Раз уж Россия «агрессор», то как можно с ней торговать? По уровню инвестирования в украинскую экономику, российский капитал занимает первое место; добавьте сюда 14% импорта и 8% экспорта – получается торговый партнер №1.

Ну, да, что еще сказать человеку, возлагавшему цветы к посольству РФ по случаю смерти Кобзона.

Я с Иосифом Давидовичем давно был знаком и действительно очень сожалел о его смерти. Я не был в этот день в Киеве и передал цветы российскому посольству, выражая свое сочувствие и сожаление.

Те события, из-за которых в Украине почему-то считают, что не должны о нем вспоминать (Певец поддержал вторжение России на территорию Украины и создание “ДНР/ЛНР”, где выступал и даже спел дуэтом с главарем “ДНР” Александром Захарченко – С.К.), для меня это неприемлемо. Это великий исполнитель, великий артист, друг Украины, ее уроженец.

Друг, но не Украины, а “ДНР/ЛНР”.

Поверьте, он – друг Украины. Просто ему не дали возможности продемонстрировать отношение к Украине. Поставив конъюнктуру выше…

Какую конъюнктуру?! Россия оттяпала кусок нашей территории, а он это поддержал. Где здесь конъюнктура?

Мы переходим к проблемам “ЛНР” и “ДНР” и тому, почему они возникли в 2014 году. Нас обвиняли в том, что мы мешаем Порошенко установить мир. И когда мы с Виктором через это переступили и реально подготовили платформу для мира, он неожиданно принял решение воевать. Это – лично решение Порошенко. За это решение я преследую его все четыре года. И буду преследовать до 31 марта (31 марта 2019 года, день выборов президента – С.К.). Его алогичное преступное решение повлекло и спровоцировало смерти десятков тысяч людей. Мы могли этого избежать – путь реально был найден

«Если будет два кандидата, на этом “Оппоблок” закончится»

В январе 2017 года “Оппозиционный блок” был близок к расколу. Юрий Бойко тогда в очередной раз съездил в Москву и, вернувшись – на расширенном политсовете “Оппоблока” – сказал дословно следующее: “Нам дают третьего партнера”. Догадайтесь, как его фамилия? Естественно – Виктор Медведчук. Ни “фирташевское”, ни “ахметовское” крыло согласны не были.

Как мы могли стать партнерами “Оппоблока”, если мы всегда ими были? С момента создания. В тот момент нам даже предложили большее представительство, но никто не придал этому значения.

Что вы имеете в виду?

Количество «своих» мандатов в “Оппоблоке” в 2014 году для нас не играло никакой роли. Никакой. Для нас было важно, чтобы “Оппоблок” состоялся. Так и вышло. С того момента я формально представлял (в “ОБ” – С.К.) ПР, группу Бориса (Колесникова – С.К.) и Рината (Ахметова – С.К.). А реально я уже тогда представлял Медведчука, и это все прекрасно понимали. Появились также другие кандидаты, ставшие народными депутатами и представлявшие Медведчука. Поэтому нельзя говорить, что мы «вдруг» должны были сделаться партнерами – мы уже ними партнерами.

Вопрос все же объема доли. Однако, “брожение” во фракции начались именно с января 2017-го.

А вы не заметили других конфликтов внутри “Оппоблока”, помимо Медведчука?

К этому и веду. В “ОБ” два сопредседателя – Юрий Бойко и Александр Вилкул, оба – потенциальные кандидаты в президенты. Предполагалось, нынешней осенью состоятся внутренние праймериз, позволяющие в дальнейшем определиться с единым кандидатом. Но вот в нашем с ним недавнем интервью Вадим Новинский предположил, что праймериз не будет. Что думаете вы?

Я уже не отношусь к “Оппоблоку”…

К партии – нет, к фракции – да. И у вас довольно глубокое понимание внутренних процессов, того и спрашиваю.

Если будет два кандидата, на этом “Оппоблок” закончится.

Кто, на ваш взгляд, должен там быть единым кандидатом?

Если “Оппоблок” сохранится как “Оппоблок”, безусловно, должен быть единый кандидат. Определить должны социсследования, в зависимости от того, кто имеет перспективу собрать бОльшую поддержку.

Есть Юрий Бойко, Александр Вилкул, Вадим Новинский со своим движением «оппозиции внутри оппозиции», созданном в 2017 году… Есть Михаил Добкин…

Пять кандидатов от “Оппозиционного блока” – хуже, чем два.

Кто сейчас главный электоральный конкурент «За життя»?

Безусловно, “Оппоблок”.

И поэтому ведутся разговоры об объединении “За життя” и “ОБ” (интервью записывалось о того, как Вадим Рабинович и Сергей Левочкин заявили о переговорном процессе, – С.К.)?

Переговоры ведутся. Они никогда не прекращались. И я не случайно апеллировал к 14 году. Если нам удастся выйти на президентские и на парламентские выборы единым фронтом, мы будем сильнее. Многие считают, что если идти двумя колоннами, отдельно мы наберем больше, а объединяться лучше уже в ВР. Но мое мнение: единый фронт даст нам возможность консолидировать 30% плюс – с учетом всех аппликаторов – в будущем парламенте.

Кто с кем ведет переговоры? Конкретно.

Безусловно, переговоры ведут лидеры партий.

Медведчук в них участвует?

Конечно.

Пять минут назад он у вас был «рядовым членом партии».

Он участвует как рядовой член партии.

Готова поспорить, что Мураев к переговорам не приглашен.

Больше скажу. Я тоже в них не участвую, но мы в курсе.

Фото: Макс Требухов

Правильно ли я понимаю, что от партии “За життя” переговоры ведут два человека – Вадим Рабинович и Виктор Медведчук?

Я могу сказать, что они сегодня ведут переговорный процесс.

А как насчет Сергея Левочкина?

В “Оппоблоке” без Сергея ничего не обходится.

Как делить список планируете? Все-таки “Оппоблок” крупнее, нежели “За життя”.

Почему вас так интересуют доли?

Потому что если Медведчук действительно контролирует 50%, хочется понимать, что достанется остальным.

Во-первых, Медведчук ничего не покупал.

Угу, в лотерею выиграл…

Точно знаю, что ситуации, когда кто-то приходит, условно – с чеком, платежкой или с чемоданом денег – не было. Что-то купить можно тремя способами – переводом, чеком или наличными деньгами. Не было ни одного, ни второго, ни третьего.

Можно активами обменяться.

Еще раз говорю: не было покупки. Если не было передачи денег, значит, не было покупки.

Так каким должен быть формат объединения “Оппоблока” и “За життя”?

Думаю, это – предмет достижения окончательных договоренностей. Сами все увидите. Есть как минимум три-четыре участника этого процесса. Я – сторонник объединения. Я благодарен Виктору, Ахметову, Бойко, что в 2014 году мы нашли в себе мудрость объединиться. Надеюсь, нам хватит мудрости поступить также в 2018-м, ради успеха в 2019-м.

Есть какой-то временной лимит по переговорам?

Конечно. Начало президентской избирательной кампании. Если мы не сможем найти общий знаменатель до начала президентской кампании, у нас еще есть возможность, набив шишки, попытаться сделать выводы перед парламентской. Но я все же хотел верить в то, что мы договоримся до президентских.

Фото: Макс Требухов

Соня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close