В МИРЕ

О чем договорятся Трамп и Ким Чен Ын

Перед исторической встречей Трампа и Ким Чен Ына ястреб из администрации США Джон Болтон настаивает на применении в КНДР «ливийского варианта». Для Кима такой вариант неприемлем. Василий Головнин пишет на сайте “The Insider” — о возможных итогах встречи лидеров США и КНДР.

В международном аэропорту Пекина агентура японских телекомпаний и информационных агентств зафиксировала 6 июня прилетевшую из Сингапура делегацию северокорейских чиновников во главе с руководством личного секретариата пхеньянского вождя Ким Чен Ына. Это была передовая группа, готовившая в городе-государстве на экваторе вместе с представителями Белого дома и Госдепа США историческое событие – первую встречу вывших руководителей Соединенных Штатов и КНДР.

Северокорейские чиновники в одинаковых темных костюмах игнорировали вопросы репортеров, чинно проследовали на самолет в Пхеньян, а наблюдатели сделали вывод: на консультациях в Сингапуре технические вопросы проведения саммита, видимо, полностью урегулированы. Они касались, естественно, безопасности, питания и транспорта, выбора места переговоров, а также гостиниц для размещения двух делегаций. В Вашингтоне уже официально объявлено, что встреча Трампа и Кима пройдет на курортном острове Сентоса, который соединен с континентальной частью Сингапура легко блокируемым мостом. Сами переговоры предполагается организовать там в шикарном отеле Capella в колониальном стиле. Он расположен на высоком холме за густыми деревьями – так что у папарацци не будет ни малейшего шанса самостоятельно сфотографировать президента Трампа и товарища Кима, например, во время дружеской прогулки в пышном тропическом саду гостиницы.

В тайне пока держатся места расселения лидеров двух стран, однако они более или менее известны. Трамп, судя по всему, разместится в фешенебельной гостинице Shangri-la неподалеку от посольства США в центре Сингапура – этот район уже заблокирован местными силами безопасности. А Ким Чен Ын, как говорят, выбрал построенный на месте старинного британского форта отель Fullerton в роскошном стиле Великого Гетсби, где, по слухам, будут приняты невероятные меры предосторожности.

Владельцы этой гостиницы, как сообщается, связаны с руководством Китая, что считается дополнительным фактором безопасности. Говорят и о том, что в Fullerton должно быть полностью исключено попадание в чужие руки любых биологических материалов, связанных с Ким Чен Ыном. Ну, по которым можно составить представление о состоянии его организма, имеющихся или возможных недугах, а также узнать другие физиологические секреты. Это вовсе не досужие домыслы: в феврале нынешнего года, например, на открытии зимней Олимпиады в южнокорейском Пхенчхане присутствовала любимая младшая сестра Ким Чен Ына, Ким Е Чжон. После ее отъезда гостиничный номер высокой гостьи проверяли, говорят, чуть ли не со специальной аппаратурой – и обнаружили, что он абсолютно стерилен, там не было найдено ни волоска представительницы правящей в КНДР династии Кимов.

Короче, встреча в Сингапуре уже обрастает массой увлекательных деталей, хотя по поводу ее содержания и итогов пока преобладают осторожные или откровенно пессимистические ожидания. Дело в том, что позиции сторон остаются диаметрально противоположными. США все последнее время настаивали на полной и окончательной ликвидации ракетно-ядерного потенциала Северной Кореи в проверяемой и необратимой форме. Это означает, что Пхеньян должен раскрыть все имеющиеся у него объекты этого профиля, допустить туда инспекторов и начать демонтаж под контролем американцев. Японская печать сообщала, что Вашингтон предполагал за полгода после встречи в Сингапуре вывезти из Северной Кореи хотя бы часть ее ядерных боеголовок и баллистических ракет, а также существенную долю радиоактивных материалов – оружейного плутония и урана высокого обогащения. Убежденным сторонником такого варианта выступает усатый помощник президента США по национальной безопасности ястреб из ястребов Джон Болтон.

Он настаивает на применении в КНДР так называемого «ливийского варианта» — то есть сценария 2003 года, когда режим Муаммара Каддафи под давлением невыносимых санкций согласился полностью отказаться от попыток обзавестись оружием массового уничтожения. Соответствующее оборудование и материалы были целиком демонтированы и вывезены на американскую базу Оук-Ридж в штате Теннесси. Однако настойчивые упоминания Болтона о «ливийском варианте» вряд ли могут вызвать понимание в Пхеньяне – там прекрасно помнят, что после разоружения режим Каддафи был в 2011 году свергнут, а его самого зверски убили восставшие.

Даже многие западные эксперты указывают на неправомерность попыток приравнять Ливию к Северной Корее. У Каддафи ядерная программа была в самом зачаточном состоянии, его эксперты не смогли создать полноценные боеголовки. Да и Ливию тех лет, как представляется, невозможно даже сравнивать с нынешней КНДР ни по численности населения, ни по мощи вооруженных сил, ни по сплоченности правящего режима.

Нынешняя Северная Корея уже имеет, по разным оценкам, от дюжины до примерно 20 ядерных боеголовок, вполне пригодных к применению. Она обладает многочисленными и уже развернутыми мобильными баллистическими ракетами средней и малой дальности, способными нанести удар по Южной Корее и Японии, где, кстати, находятся американские войска. Под потенциальным прицелом находится и принадлежащий США остров Гуам на Тихом океане, где размещена база ВВС Андерсен со стратегическими бомбардировщиками. Конечно, межконтинентальные ракеты Пхеньяна, способные непосредственно ударить по США, еще не доведены, судя по всему, до полной пригодности, однако испытания прошлого года показали, что и на этом направлении режим Ким Чен Ына продвинулся очень далеко.

Все это – отличные карты на переговорах, которые Пхеньян намерен в полной мере использовать. Разумеется, его позиции сильно ослаблены мощными экономическими санкциями по линии Совета безопасности ООН, особенно болезненными в силу того, что их активно поддержал Пекин. На Китай, напомним, приходится более 90 процентов объема внешней торговли Северной Кореи, он главный поставщик нефти и нефтепродуктов для Пхеньяна. Сейчас их экспорт жестко ограничен санкциями, запрещены закупки практически всех основных товаров КНДР, а также продажа ей практически всех видов оборудования. Совбез ООН приказал, к тому же, отправить из-за границы на родину всех северокорейских гастарбайтеров, которые приносили режиму Ким Чен Ына немалое количество твердой валюты.

Санкции заставили Пхеньян с января нынешнего года резко сменить воинственный тон на призывы к диалогу, наладить который ему удалось почти молниеносно. В атмосфере полного братства прошли уже две встречи с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином и вот теперь – долгожданный саммит с Трампом в Сингапуре.

В последние дни президент США неожиданно отказался от жестких заявлений и даже намекал на неприемлемость разговоров о «ливийском варианте». Трамп теперь предупреждает, что на встрече в Сингапуре не будет подписано каких-либо документов, что это всего лишь начало процесса. В какой-то мере слова президента США теперь похожи на позицию Ким Чен Ына, который настаивает на очень постепенной денуклеаризации с вознаграждением за каждый этап. Оплачена, как утверждается, должна быть каждая уступка – в виде отмены каких-либо санкций или гуманитарной помощи. Пхеньян хочет и надежных гарантий безопасности – например, ратифицированного Сенатом США документа об отказе Вашингтона от применения силы против КНДР. Конечно, пока это звучит, как фантастика. К тому же американцы настаивают на том, что экономические подарки могут быть предоставлены только после окончательного демонтажа ракетно-ядерной программы Северной Кореи.

Конкретным достижением на встрече в Сингапуре могло бы быть хотя бы устное заявление об окончании Корейской войны: юридически она продолжается с 1950 года, поскольку в 1953 году была лишь приостановлена соглашением о прекращении огня. Пхеньян мечтает заменить его на полновесный мирный договор – это открывает путь к дипломатическим отношениям с США, а там, глядишь, и к полноценным инвестициям. Однако мирный договор чреват серьезными последствиям – его подписание дает основание начать разговор об абсурдности пребывания американских войск в Южной Корее, вывода которых очень хотели бы не только в КНДР, но и в Пекине.

Короче, вопросов больше, чем ответов, а публика в ожидании 12 июня пока занимает себя обсуждением светских тем. Например, спорами о том, в каком наряде явится на исторический саммит Ким Чен Ын. Его фирменный темный френч и черные широченные брюки плоховато будут смотреться в жарком тропическом Сингапуре. Поэтому многие предвкушают появление вождя КНДР в ослепительно белом кителе – как у товарища Сталина.

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close