ВОЙНА

Олена Степова: Черное зеркало Донбасса

Сегодня мы еще раз вернемся к моральной стороне войны. Это очень важная грань и важная тема, особенно сейчас. Такие новости и тексты нужны обществу, чтобы еще раз взвешенно подумать, почему нам так важно, чтобы Донбасс стал Украиной, а не Украина Донбассом.

Мы должны помнить, что война – это, прежде всего, люди, а потом уже государства. Это люди верят пропаганде и люди создают пропаганду. Это люди стряпают фейки и распространяют их, преследуя свои меркантильные цели. Это люди выходят и поднимают флаги чужой страны, предавая свою. Это люди зовут в свою страну Путина, а потом недоуменно разводят руками «мы не этого хотели, нас обманули». Это люди верят в доброго царя и это люди убивают людей за все хорошее и против всего плохого, назначая, как хорошим так и плохим что-то лично свое, доставая из своих моральных глубин все накопленное там веками.

Россияне в большинстве своем поддержали агрессию против Украины. Они подменили понятия и мораль, смешали белое и черное, черное сделали белым и наоборот. Так «нападение» стало «освобождением», а «мир» стал «войной».

Банальный грабеж и мародерство, жажду крови и насилия, русские упаковали в красивые одежки из скреп и веры. Православные хоругви с ликом Христа и Богородицы русские всегда несут впереди войска, оставляя за собой следы крови.

Государство лишь объединяет людей в границы. Государство — всего лишь отображение большинства. Государство — это люди, а потом уже своды законов.

Если бы не агрессия русских против Украины, Сирии, Грузии, Польши, Эстонии, Латвии, Литвы, Беларуси и США, если бы не постоянная картинка «враг там», русские бы начали видеть то дно, ту мерзкую псевдо-жизнь, которую они себе создали, дав волю криминалу.

Русские бы захотели такой жизни, как в «загнивающей Европе». Русские бы просто начали думать, желать, бороться, строить цивилизацию. Им не дают такой возможности, тыкая в вену заменитель потребностей жить по-человечески — войну.

Война, агрессия, легкое назначение неугодных врагами и легкое уничтожение неугодных, расслабляет и дарит покой. Мол, вот мы, божьи избранники, старшие братья, которым дано право казнить и миловать, идем по миру. И нам, божьим избранникам, можно все. И даже моральное падение, деградацию, «божьи избранники» подают миру, как нечто избранное, великое. Русское хамство, быдлячество, менталитет, агрессию и навязчивый «сервис» из истории, языка и войны.

Я часто пишу о том, что жители Донбасса умело направлялись русской пропагандой, которая просто, как елей, ложилась на то, что бережно хранилось внутри их.

Никогда пропаганда или реклама, как бытовая, так и политическая, не подаются насильственно. Всегда такие тезисы несут в себе лишь то, что хочет слышать человек. Не просто человек, а критическое большинство.

Именно поэтому так легко получается манипулировать социумом. Забрать и поделить, всех расстрелять, обозначение условного внутреннего или внешнего врага без суда и следствия, зависть, ненависть, меркантильность, легкое решение бытовых и личностных проблем за счет кого-то другого — вот основа политических догм.

«Это враг», «хороший царь даст, заберет и поделит», «всех расстреляют и всем дадут».

Заметьте, для критического большинства пропаганда и политическая реклама всегда выбирает из миллиона образов только деградационные, советские, кровавые, которые внесены в генный код серпом и молотом. Импринтинг — то, что впитано с молоком матери. Навыки и знания, которые получены в ходе эволюции или в бессознательном возрасте.

Ленин и партия в детсаду, дефицитные товары в доме, донос, как средство решения проблем, порешаем на глазах у ребенка с ГАИ, разговоры на кухне «враг», «нужно дать на лапу», «заплатим и решим», жизнь по советским меркам и лекалам.

Критическое большинство и его темная материя желаний, всегда хорошо читаются прагматиками от власти, аналитиками, социологами, и являются перфокартой, в которую вбиваются нужные векторы. Желания критического большинства умело направляются и фокусируются государственной машиной. И тогда страна становится РФ или Государством, которое населено ответственными Гражданами.

После Революции Достоинства в Украине заговорили о реформах и переменах.

Перемены угрожали критическому большинству, его стабильному «порешаем», стабильной зависимости от страха, насилия, бедности, взяток.

Перемены требовали ответственности. Не платить за дипломы и экзамены, а учиться, не покупать свободу, а нести ответственность за преступления и поступки,  не обходить, не подставлять, не унижать и не истреблять своих же соседей и сограждан «дав на лапу», не подпитывать «нужных людей», не ждать от царя, а вкалывать и быть ответственным перед собой, городом, страной.

К этому было не готово критическое большинство.

На России этих перемен нет, нет и требования общества таких вещей, поэтому нет и их ожидания или фундамента для их зарождения. Столько лет жизни в гетто разделило российское общество на вертухаев и зэков, оставив там лишь низменные желания и потребности.

В Украине общество более развито, и все еще существуют  пассионарии, вечно толкающие этот мир в эволюционные петли, меньшинство, творящее историю.

У нас есть и требования, и желания, и фундамент, и люди, творящие историю. Поэтому в Украине не было войн, агрессии по отношении к другим странам, а весь показательный шовинизм, гомофобство и нацизм, подпитывались за весьма недурные деньги российскими кураторами.

Но, вернусь к Донбассу. Каждый на войне преследует свои цели. Я это видела лично. И критическое большинство жителей Донбасса, они пророссийские, вернее, просоветские. Они испугались  заявленных перемен.

Так сложилось, что данная территория с первых дней независимости Украины оставалась под полным кураторством РФ, а местные регионало-комми стали феодалами, отрезав ментально, культурно и информационно Донбасс от Украины.

Сейчас Донбасс пожирает плоды посаженных лично им деревьев. Поклонение криминалитету, совковости, порешаем, культивируемые здесь зависть и зона, поклонение  Ахметову и коммунистам, зависимость от советской ментальности… Они с радостью впитывали все, что поставляла российская пропаганда, ведь это было там, внутри. Им так пришлось по душе «величие» — «Донбасс порожняк не гонит», «Донбасс всех кормит», которое делало Донбасс выше над остальными «х-хлами-гуцулами», что они потеряли моральные ориентиры, и схватились за то, что им обещала РФ.

И это было не только иллюзорное «пабагатому», это, прежде всего, была уверенность в том, что РФ не даст, не пустит сюда те жуткие реформы, которые заявлялись критическим, на тот момент, меньшинством,  творящим историю Украины.

У Донбасса хотели забрать взятки и порешаем, власть ментов над жертвами, величие, пусть и мнимое, но величие, лечение подорожником и куриными попками, заговоры и скрепы, воровской культ зоны, шансон и мат.

Не удивительно, что культурно-историческая Революция Достоинства стала для критического большинства жителей Донбасса врагом номер 1.

Сейчас новая власть и новые лица в ней, стали часто употреблять слово «повстанцы Донбасса». Что-то в этом есть. Ведь те, кто поднял над Донбассом русские триколоры, заорал «путин введи», «Донбасс-это Россия», «назад в СССР», они преследовали свою меркантильную личную цель: они «повстали» против общечеловеческих ценностей, свободы, реформ, жизни без совка. Они отчаянно «повстали» против Украины, против реформ, против моральных ценностей, чтобы оставить Донбасс в этом феодальном мирке советских грез, с порешаем, донос, расстрел, враг народа. Превратив свое незыблемое ментально закрытое пространство, в так называемую зону комфорта, в настоящую и визуальную зону. В гетто.

И это у них получилось. В школах и «вузах» ОРДЛО нет знаний. Есть унижение, насилие, взятки и полный пофгизм к детям. Большинство выпускников учебных заведений ОРДЛО не способно писать грамотно, не помнит название дипломной или курсовой работ, решает вопросы с оценками методом взяток или угроз «папа воевал». Украинскую мову выпускники всех учебных заведений ОРДЛО не знают, как впрочем, и русский язык. Исче, пачиму — это норма для современных студентов ОРДЛО.

Преподавать там остались те, кто не мыслит свою жизнь без насилия и взяток. В «милиции» те, кто не может без власти, пыток, крови и стонов жертв. В «армии» те, кто ради мародерства и наркотиков готов на расстрелы своих же городов.

Из ОРДЛО выехали все те, кто мог и был готов менять себя и реформироваться вместе с системой, профессиями, меняться и получать новые знания.

Там страшнейший дефицит кадров. Там совок. Мертвый. Закостенелый. В больницах и школах, в «налоговых» и «вузах», в «СМИ», в социуме. И сейчас это совок настолько деградирован и нивелирован, как социум, что он пожирает сам себя, он даже отторгнут РФ и такими же непризнанными мертворожденными «республиками». Тысячи жителей ОРДЛО стали рабами в Осетии, Абхазии, Чечне и самой РФ.

Это мертворожденное чудовище не интересно даже самой России, породившей его, ведь уже 6 лет, как Россия играет с жителями ОРДЛО в «признаю-не признаю».

Сейчас ОРДЛО с интересом смотрит в Украину, не только потому, что там сменили вектор пропаганды с «Украины никогда не существовало, Донбасс-Россия» на «Донбасс-это Украина», а еще и потому, что видит зародыши знакомых парадигм: беззаконие, власть криминала, возврат советских и знакомых «забрать-поделить-расстрелять», четкие и легко выбираемые на день «враги народа», доносы, взятки.

Как-то незаметно мы свернули не в тот  переулок и вышли еще не на Красную площадь, но уже точно на улицу Советскую в Луганске.

И сейчас мы оглядываемся, мы здесь, они там, в ОРДЛО, пытаясь понять, действительно ли мы один единый советский народ, который может маршировать под белым флагом, решать, давать взятки, лечиться куриными попками, настоянными на заговоренной в пост крови черной курицы. Действительно ли мы готовы расстаться со свободой. Остановить реформы. Легализовать криминалитет. Стать зоной.

Новости из зоны ОРДЛО:

История первая.

Вчера в Луганске, на оккупированной РФ территории, произошло ДТП. Заурядное ДТП со смертельным исходом, которые и в мирной части Украины происходят со страшной регулярностью.

И я бы не писала такой большой и умный текст, если бы не одно но. В ДТП погибли сотрудники «полиции» ОРЛО, находящиеся на патрулировании в состоянии сильнейшего наркотического опьянения.

Все сотрудники «милиции» ОРДЛО (это армия, которую тщательно прячут под мирные названия), и все сотрудники «прокуратур» ОРДЛО, «полиции» (внутренние войска республик) — это убийцы, наркоманы, крышующие торговлю людьми и наркотиками, взяточники. В «милициях-полициях» ОРДЛО существуют пыточные-подвалы. «Комендантский час» — это средство для зарабатывания на тех, кого задержали (откупная от 1000 до 5000 рублей, в зависимости от статуса задержанного). В «милиции»-«полиции» ОРДЛО насилуют и избивают задержанных, а сами «правоохранители» — это кураторы легального в ОРДЛО бизнеса: торговля наркотиками, людьми, валюта, угон авто, мародерство. «Суды» ОРДЛО для быдла, для обывателя, но не для людей в погонах и наделенных властью.

«Закон» в ОРДЛО лишь на стороне «небожителей», тех, кто захватил здесь власть, военных, криминала, предавших Украину людей в погонах. Здесь могут осудить за «шпионаж» по доносу или потому, что хотят забрать бизнес или имущество. Здесь никто не будет наказан, если убил, изнасиловал, но у него «родня в ополчении», да и он сам «дедываивали».

Иконка на машине не спасает от ДТП, от расстрела мародерами. А крестик на шее не спасает жертву от изнасилования или продажи в рабство.

Здесь свои пожирают своих. Здесь свои убивают своих.

Вербовщики на работу в Россию, это местные жители, которые вербуют, а потом продают в рабство (трудовое или сексуальное) местных жителей, вывозя тех на территорию братской РФ, где их покупают для работы или утех русские, абхазские, осетинские или чеченские «братья».

История вторая.

Письмо из ОРДЛО, сохранена орфография автора письма: «Помогите! 10 июня Максима Шмардина 2009 г.р. сбил легковой автомобиль Chevrolet Lacetti (A746EC), в результате чего ребенок получил травмы и умер в реанимации. За рулем автомобиля находился сын бывшего мэра города Антрацит – Андриенко Александр Анатольевич 1985г.р., который не только не помог ребенку и не вызвал скорую, но и начал сразу же звонить в ополчение, так называемую народную милицию, чтобы порешать, чтобы себя отмазать. На месте аварии работал следователь Панасюк Антон Станиславович, который сообщил, что дело ушло в генпрокуратуру. У матери ребенка погибшего ребенка заявление принять отказался, из-за ее отсутствия в городе во время случившегося! Она была на заработках в России.
12 июня мать получила заключение о смерти ребенка, где были указаны не все травмы, причиненные ребенку, обосновав это тем, что на бумаге мало места!!! Сотрудники скорой, которая, выехала тогда на место аварии отправлены в бессрочный отпуск за свой счет!!!
Через несколько дней к матери пришел представитель убийцы Андриенко А.А. и предложил помочь деньгами на похороны с условием не портить его начальнику жизнь. От денег она отказалась и выгнала человека за порог.
Прокуратура до сих пор отказывается принимать заявление и всячески способствует, чтобы замять это дело. У матери случилось горе, а мажор-убийца остался на свободе!
В нашей народной республике у людей нет возможности добиться наказания убийцы самостоятельно».

История третья.

В ОРЛО «суд» приговорил жителя Алчевска Романа Коркишко к 12 годам тюрьмы за «государственную измену». Такое решение вынес «Верховный суд ЛНР».
Что примечательно, Коркишко, поддерживал «свободу Донбасса», платил «налоги» «республике», и за крышу «лыныровским ментам», так как занимался пассажирскими перевозками через линию соприкосновения и решал вопросы в пенсионных и банках для «переселенцев». Привозил под заказ посылки с Новой почты, лекарства и продукты из мирной части Украины в ОРДЛО.

К «республике» был лоялен, так как «Украина сама виновата, нас кинула», бизнес вел так как «нужно выживать, это не моя война, какая разница под кем». Бизнес на пенсионерах псевдо-переселенцах, шел хорошо. Контакты с опочлением и ежемесячные платежи «полиции» за крышу, давали ощущение вседозволенности и комфорта.

И тут оказалось, что решал в ОРДЛО чуть больше, чем хотелось бы. Весь бизнес тихо начали отбирать у «пересичных» обывателей под самих экс-прокурорских, ментовских или членов их семей. А вот таких, как Рома, стали убирать из бизнеса чисто по-лыныровски, обвиняя в «шпионаже».
Еще до войны так луганские менты работали с контрабандистами низшей и средней  иерархии (крупняк платил крупняку, то есть генералам). Это называлось — «вырастить кабанчика».

Если есть те, кто готов платить, всегда найдутся те, кто готов у них брать оплату.

Поэтому, когда слышите «мир любой ценой», готовьтесь заплатить.

Все эти годы я препарировала войну, оголяла все ее грани. Цель была не дискредитировать жителей ОРДЛО — я всегда напоминаю «не все», там, как и во всей Украине, живут разные люди, заложники ситуации, и мимикристы, и ярые патриоты Украины, а показать Украине черное зеркало Донбасса. Чтобы мы смотрели на социум, на критическое большинство, на забрать и поделить, на расстрелять, на вальяжные назначения во враги народа без суда и следствия, по мановению «палочки»-бумажника, на СМИ-манипуляторы, на деградацию и обнуление морали, и думали, как сделать так, чтобы Донбасс стал Украиной, и как уберечь Украину от того, чтобы она не стала Донбассом.

Россия-оккупант, и там ее войска, но это, совсем другая история. 

Олена Степова, для ИС

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close