ВОЙНА

Олена Степова: В ОРДЛО зреет продовольственный кризис

Когда большая часть Украины отчаянно билась с исторической кривдой, открывала шлюзы боли и памяти, тщательно запечатанные советским человеком, фактически вела войну на историческом фронте, добиваясь осознания и признания миром трагедии Голодомора, Донбасс орал «нафиг оно нужно». Голодомор для большинства жителей Донбасса оказался таким же раздражителем, как потом окажется Майдан, УПА, Киевская Русь, историческое «старшинство» над Россией, да и вообще, большая часть исторической правды Украины.

Чиновники проводили мероприятия в режиме «для галочки», с мученическими лицами, мол, а что делать, Киев требует скорби.  Население вообще эта тема, по большому счету, не трогала и даже раздражала.

Луганские коммунисты всегда превращали эту дату в минуту своего триумфа, играя на публику сценки презрения и попирания. Их выходки всегда срывали овации. Наталья Максимец, рупор луганских комми, весело жарила шашлычки и отпускала циничные шутки в отношении жертв Голодомора.

Открыто показывать свое «фи» здесь, правда, массово не решались, хотя внутри социума бушевали страсти. Те, редкие жители Донбасса, кто ставил свечу памяти на окно, могли получить в это самое окно и камушек.

И даже если дети приносили из школы какие-то знания, и вот тоже «нам сказали поставить свечку на окно», в семьях рубилось жестким «нафиг оно нужно».

Понятное дело, что в этом протестном, молчаливом невосприятии верх брал донбасский инфантилизм, поэтому не принимали, но и открыто не выступали против этого. Все решалось на бытовом уровне кухонь, побурчать-повозмущаться, «нафиг оно нужно».

Редкие семьи передавали поколениям память рода о пережитой трагедии. Редкие! Остальные или обходили эту тему стороной, или проявляли агрессивную сторону невосприятия «зачем нам это навязывают».

Понятное дело, что у всего есть корни, в том числе и у агрессии, невосприятия и даже инфантилизма.

Вот теперь война оголила их, эти корни. Не зря же на историческом фронте такие же жаркие бои, как и на линии разграничения. Совок пытается остановить исторический оползень, который все больше и больше открывает двери в Ад, показывая миру, как уничтожали украинскую нацию. Нагло. Цинично. Хладнокровно.

Как заселяли выходцами из Пензы, Казани, Твери, выморенные голодом украинские земли. В том числе и восточную Слобожанщину, вошедшую в индустриальное поле УССР под аббревиатурным названием «Донбасс».

Название «Донбасс», которое обнулило Луганскую и Донецкую области Украины в безликое каменно-угольное поле и присоединило его к российской промышленной и ментальной части, пришло сюда в период послевоенной застройки шахт.

Кстати, те, кто кричит о себе «народ Донбасса», до сих пор не знает, что «Донбасс», это не только аббревиатура от «Донецкий каменно-угольный бассейн», но и геологический топоним, обозначающий этот самый бассейн. Поэтому «народ Донбасса» звучит как «дети подземелья» или «жители угольного бассейна». Говорить «живу на Донбассе», то же, что говорить «живу на Эвересте», геологически вроде бы правильно, но каждый топоним всего лишь точка в какой-то стране.

Ну, да бог с ними. Хотя, это важно помнить сейчас. Вот эти перетоки памяти. Зная историю, помня об ошибках наших предков, можно было бы не совершать современных ошибок.

Я не зря начала разговор с отрицания и невосприятия жителями современного Донбасса, то есть современных Луганской и Донецкой областей Украины Голодомора.

В 2014-м году, когда Свердловск Луганской области, где я тогда жила, «освободили» от Украины местные комми, регионалы, местные любители «пабагатому», «не отдавать кредиты», «назад в СССРщики» и «путинвведисты», вставшие под триколорадные знамена и обнимающие русских казачков, привезших в город оружие, оказался на грани выживания.

Те, горожане, у кого были денежные запасы наличкой, при первых выстрелах просто скупили продукты на базах, в магазинах, поэтому их не коснулся голод, да и сейчас эти люди особо не знают проблем войны.

Ну, селяне, те, понятное дело, на личном подсобном хозяйстве так же пережили «переходный период», а вот старики и молодежь, которые жили от пенсии до пенсии, оказались на грани выживания.

Пенсии платить в охваченном «протестом» Донбассе перестали не по причине нежелания Украины, а по причине наличия тысячных вооруженных банд, которые грабили банкоматы и почты.

Не платили здесь и зарплаты. Шахтерам приходили деньги на карты, но снять их было можно только в России и только рублями. Да и поняли это люди не сразу. Привыкли, знаете ли, к порядку и обеспеченности: карточки, банки, банкоматы, зарплата, СМС, магазины, почты, цивилизация.

В Свердловске, тогда еще (апрель-май 2014-го) не было стационарно расположенных русских войск. Бои тогда велись в Луганске и на границе. Русские ввозили военную технику, но в городах пока не укреплялись.

Город же грабили местные жители, вошедшие в террористическое бандформирование «РИМ», которое управлялось местной милицией, было создано на сессии горсовета местными чиновниками под видом «народного ополчения», и возглавлялось православным коммунистом, афганцем Александром Гайдеем.

Банкоматы вырывались прямо со стен, БТРами, базы, где еще были какие-то запасы, опечатывались. «Римляне» завозили домой машины наворованного. В городе было пусто. Исчезли продукты, моющие, купить можно было разве что цемент да стройматериалы, в раз ставшие никому не нужными.

Люди стали умирать от голода. Это было страшно. Понимаете? Дико и страшно. Развитый промышленный регион. Современный мир гаджетов и интернета. И умирающие старики. Голод. Люди вешались от голода.

Кстати, эту информацию тогда тщательно прятали и сами террористы и местные чиновники, убеждающие, что «лнр» живет лучше, чем при Украине. Да и те, кто имел продуктовый запас, не поворачивали голову и не заморачивались над тем, как живут соседи. Здесь так принято.

В 2015-м в местную сепарскую свердловскую газету «Восточный экспресс» написал письмо возмущенный житель, который требовали перестать писать неправду и унижать «молодую республику», так как газета указала пенсию в «лнр» в 1740 рублей, а он считает, что такой пенсии нет и никогда не было в «лнр», так как он и его знакомые получают больше 10 000 рублей.

Здесь нет волонтерских движений. Люди не помогают армии и друг другу. Из церквей можно было покушать только в бесплатных столовых протестантов.

О голоде 2014-го года могут рассказать протестанты Донбасса. Те, кто выехал и выжил. Их же тоже тогда расстреливали, пытали, сжигали в молитвенных домах. Хотя, поговаривали, что Плотницкий был протестантом, не знаю. Отношение к протестантам Донбасса с первых дней войны попахивало смертью.

Именно протестанты открыли столовые и стали раздавать хлеб на фоне патриотических криков апологетов «лнр» «у нас все хорошо».

Я тогда первое, что подумала, что будут голодные погромы. Что люди скоро будут убивать не за идею, а за кусок хлеба. Но Россия быстро отреагировала на создавшуюся уже «в тылу» проблему, и открыла для «лнр» границы, разрешив жителям завозить продукты, как для бизнеса, так и для личного пользования.

Мы тоже ездили за продуктами в Гуково, и встречали по дороге следы русского вторжения, преступлений, а в России тех редких россиян, которые с ужасом рассказывали о их мире, их «пабагатому» и сошедшем с ума карлике Пу.

Страх голода (моя бабушка много рассказывала о Голодоморе) стал одним из звеньев в решении бежать. А еще я почему-то думала о том, что отрицание трагедии Голодомора, который устроили нам совки, станет Голгофой для жителей Донбасса. Чтобы понять, что это, они должны будут его пережить.

Период голода тогда, в 2014-м, был короткий. Потом началась стабилизация по-русски. ОРДЛО перешло в рублевую зону, Россия стала финансировать эти огрызки. Пенсии, зарплаты, все в рублях из бюджета РФ. Пошла в ОРДЛО и гуманитарка, но, только 10% ее попадало в руки «народа Донбасса», все остальное продавалось Плотницким через подконтрольные ему магазины «Народный».

Кстати, на «референдум» в мае 2014-го люди бежали еще и потому, чтобы получить скидку, дисконтную карту в магазины «Народный» в 1 %. Но, это уже другая история. Вернусь к голоду.

В ОРДЛО в этом году признали кризис в сельском хозяйстве и острую нехватку продовольствия. Да, это после 2014-го первый год, когда в ОРДЛО подорожало зерно, в магазинах нехватка муки, да и продукты больше «импорта», чем местного производства.

Сначала о «неурожае» заявило ОРДО, приняв решения о поднятии цен на хлеб, муку и макаронные изделия. Теперь о «неурожае» заявили в ОРЛО.

Обещают пока цены не поднимать, но вряд ли у них это получится.

Фермеры ОРДЛО в 6 раз сократили посевные площади по сравнению с 2013-м годом. В ОРЛО закрыты птицефабрики. Это сделано для того, чтобы в ОРЛО шла курятина из РФ через точки, подконтрольные теперь уже Пасечнику. Цена на курятину в ОРЛО увеличилась в 2 раза.

Нет развития животноводства. Из живности преобладание баранов, так как все степи захвачены выходцами из Дагестана, Осетии или Абхазии, которые забирают заповедники, пастбища, фермерские угодья под выпас баранов.

На полях при посадке-сборе урожая, даже в глубоком тылу, до сих пор подрываются трактористы и комбайнеры. Карт минных полей никогда не было, это раз. А во-вторых, бравые ополчурки и русские «гости» иногда просто развлекаются, ставя мины-ловушки по полям-дорогам ОРДЛО. Бывает, что такие ловушки ставят и дети, подростки, обучающиеся в кадетских корпусах ОРДЛО и готовящиеся сдавать экзамены.

Напомню, все финансирование ОРДЛО идет из российского бюджета. При любом падении рубля пострадает «экономика республик». При любой задержке ввоза рубля, начинается «кризис». При любом отказе России содержать «республики» здесь будет голод.

Хорошие пенсии в рублях получают только чиновники, шахтеры, судьи и прокуроры ОРДЛО. Да и те, кто получал хорошую пенсию при Украине.

Например, мои соседи-знакомые получают пенсию 14500 рублей лишь потому, что в Украине они получают 7 500 гривен. Покойный мэр Свердловска, Александр Шмальц, который «всегда с народом», получал 15 000 гривен в Украине и 30 000 рублей в ОРЛО. Сейчас такую же пенсию получает его супруга экс-чиновник.

Минималка в ОРДЛО чуть выше 2 000 рублей. Если пенсионер не получает пенсию в Украине, выжить ему крайне тяжело даже при том, что в ОРДЛО в разы ниже коммуналка (свет, газ, вода). Продукты в ОРДЛО равняются на цены в Москве.

На фоне «неурожая» и кризиса в ОРДЛО запущена программа по идентификации сельскохозяйственных животных. У населения требуют поставить на регистрацию крупный и мелкий рогатый скот, кролей, свиней.

Обсуждая очередной «закон» «маленькой угольной швейцарии» «народы Донбасса» открыли для себя много нового, идентификация и регистрация касается всех сельскохозяйственных тварей: курей, уток, гусей, индюков, перепелок… В общем, всего, что могут съесть опочленцы, в случае «государственной» программы «коллективизации», которая вот-вот будет запущена в ОРДЛО.

Да-да, колхозы. Добровольно-под автоматом. Сдать буренку в стадо и получить поощрительное похлопывание по плечу. В ОРДЛО возвращаются колхозы, продразверстка, коллективизация и… голод.

Всегда хотела спросить у тех, кто орал «назад в СССР» – а в какой именно год в СССР вы хотели бы вернуться – в 1918, 1937, 1941, 1960…?

Многие мои земляки, почему-то мечтали вернуться именно в «золотые» 80-е. Я смеялась, ну да, ведь никогда еще русские люди так хорошо не жили, как при великом украинце Брежневе, чем окончательно сбивала с толку «путинвведистов».

Жаль, что «назад в СССРщики» Донбасса не поняли, что фарш назад не перекрутить. И исторический советский фарш, как ни крути, это все равно будет и 18, и 37, и 60, и даже «золотые» 80-е, но не для всех. Каждый получит и кнут, и черствый пряник.

Одни в ОРДЛО, как Пасечник-Плотницкий, менты и прокуроры, воруют миллионами, «мыгыбы» ОРЛО рыдает над документами, которые указывают, что Плотницкий принародил себе через магазины «Народный» 120 миллионов рублей. А вторые будут сидеть на лагерной баланде, под дулами надсмотрщиков и работать «на нюшку да полушку». Шахтерам ОРДЛО к дню шахтера пообещали 55 % зарплаты за июль.

А ведь те, кто хотел назад в СССР должны были помнить и о бесплатных трудовых лагерях, и о строительстве руками заключенных строек века, например, Беломорканала (это уже в ОРДЛО практикуется), и о колхозах, и о попирании частного права собственности, и о власти государства над гражданами, и о доносах, и об алчности советского человека, и о его бесхребетности и аморальности и о принудительной психиатрии, и о смертной казни и об уголовном наказании за «бизнес», и о «свободе слова», и о «свободе выбора».

Что будет дальше? Думаю, нам следует ожидать вала обвинений, шантажа и новых требований от ОРДЛО и «народа Донбасса».

России нужно развернуть выкидыш «наваросии» назад в Украину. Любой ценой! Мир любой ценой и все эти политические «мызамировцы» из этой серии.

Поймите, только возврат Донбасса в состоянии ручного пророссийского управления и его участие в будущих выборах дают шанс России на уничтожение Украины.

В ОРДЛО действительно намечается сельскохозяйственная катастрофа, которая станет логическим финишем любых «наноросий», которые создает Россия.

Россия готова сократить и уже в 2 раза сократила финансирование ОРДЛО. Искусственный ли этот кризис? Думаю, что нет. Наблюдаю за каждым движением «народа Донбасса», это, скорее, системное. Не могут эти люди создавать. Они инфантильны. Чиновник Донбасса умеет только грабить. И все!

Люди же там могут выжить только под жестким управлением. Донбасс угольный – дотационен. Донбасс сельскохозяйственный… Его климат требует новейших решений в сельском хозяйстве, а пашут-сеют там по-старинке, экономно, выжав из земли все, не вкладывая. Это я вам, как мама молодого агронома, живущая в действительно развитом сельскохозяйственном украинском Раю говорю. Такой техники, которая сейчас работает на полях Украины, на Донбассе даже на выставках не видели.

Что ждать «народам Донбасса»? Так они вроде бы дождались! Им принимать и привыкать, исполнять и исполнять. Своих проукраинских ориентирую на осторожность, запасы и все же переселение.

Вот эти «законы», коллективизационные повороты и заявления о «кризисе» меня настораживают. Что нам ждать? Банального и простого «дайте-обязаны». Используя любые системные или искусственные кризисы в ОРДЛО, Россия начнет эмпатическую войну – «там голод, там умирают граждане Украины, вы обязаны, вы должны, Украина ничего не делает». Не зря же идет в ОРДЛО набор в российские ботофермы украиномовно-знающих донбасян.

Нас будут шантажировать тем, что там голодают наши люди, и мы обязаны немедленно…  Забрать. Принять. Простить. Направить гуманитарку… Мы страна эмпатиков и эмоциональных людей, что я могу сказать… Россия учитывает все в этой войне. Вот почему я переехала. Я не хотели быть щитом оккупанта и поводом для шантажа. Жители ОРДЛО, это живой щит оккупанта и его ресурс. Мы это понимаем, они – нет!

И закончу рассказ не в тему. Или в тему?

В общем, пока в ОРДЛО кризис, неурожай, и прочая коллективизация, на полигонах «мирных республик» проводят новые испытания РСЗО «Чебурашка», как нового достояния экономическо-военного потенциала «республик».

Где в ОРДЛО производятся такие снаряды? На полях, да в шахтах, добывают их добрые люди. Вот на пшеницу там неурожай, а на снаряды завсегда… Мы же помним, что Россия в данном случае ни при чем, и ихтамнет. Это поля-шахты Донбасса «колосятся» и дают вот такие урожаи.

Снаряд для РСЗО «Чебурашка» является осколочно-фугасно-зажигательным, его калибр – 217 миллиметров, он предназначен для уничтожения пехоты врага и легкобронированной техники. Во время испытаний с помощью специальных стендов специалисты оценили фугасно-осколочный и зажигательный эффект оружия. Дальность стрельбы этой системы более девяти тысяч метров.

Олена Степова, для ИС

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close