БЛОГОСФЕРА

Сергей Лямец: В чем ценность двух Майданов и кто такой Аднан Киван

В чем ценность двух Майданов? Борьба с коррупцией? Демонстрация всеобщего единства? Бла-бла-бла? Да, но нет. Все познается в сравнении. Понять ценность Майданов помогла поездка в Одессу.

Если кто не знает, южный город в верхах – очень клановый. То есть, закрытый для новых игроков.

Социальные лифты – жесткие. Если ты хочешь стать успешным в Одессе – построить бизнес, презентовать свой новый проект, познакомиться с нужными партнерами – тебе придется сначала пойти на поклон к большому дяде.

Дядь там много, на каждом уровне свои. Абсолютно все работают по принципу “свой-чужой”. Если ты сумеешь стать своим, то к тебе начнут ходить все свои. Условно, открыл салон красоты – начнут ездить клиенты из своих, а из чужих – не будут. А вот если ты чужой, то построй ты хоть пятизвездочный отель в лучшем месте Одессы – будет вечно пустой. Не верите? Я тоже удивился.

Отсюда бесконечные одесские оттанцовки в духе сходить на тусовку к Филе, появиться на свадьбе Мони, сходить в ресторан Бени, отвезти детей на завивку к Шане.

В Киеве все иначе. Во времена Леонида Кучмы было все так же, как в Одессе. Жесткие клановые системы сверху донизу – и если ты не свой, то больших проектов тебе не видать.

Вверху – не получишь “Криворожсталь” в свободной конкуренции. Внизу – не откроешь киоск на этой улице.

Два Майдана привели к тому, что по клановой системе столицы нанесен сильный удар. Пришли два поколения молодых и голодных, и они с размаху дали по голове старым элитам. Особенно ярко – с визитами “самооборон” в дома, с бросанием дядей в мусорки и публичными оскорблениями в адрес топ-чиновников, которые себя считали небожителями.

Ну и, конечно, понаехавшие. Киев – космополитичен. Выходцы из разных уголков страны вынуждены учитывать интересы друг друга.

Да, старое ушло не до конца. Клановая система еще сохранилась и продолжает удерживать контроль над деньгами, влиянием и договоренностями. Но параллельно с ней появилось нечто, напоминающее общество свободных возможностей. Если ты достаточно ловкий, разумный и умеешь наладить связи, у тебя всегда есть шанс.

Ну а если региональные кланы садятся на престол Киева – как в свое время днепропетровские, потом донецкие, а теперь харьковско-винницкие – то все равно это не монополия, а как бы внешнее управление.

Таково, на мой взгляд, главное наследие двух Майданов.

А вот в Одессе не было Майданов. Поэтому по форме там тоже есть и активисты, и все такое. Но по сути эти активисты подчиняются кланам и стали частью старой игры. То же самое – в большинстве городов Украины.

Отсюда совершенно разные ценности Киева и других городов Украины. В столице старые элиты битые, в других городах – небитые. Благодаря этому битью, киевляне почувствовали на вкус свободу народовластия (во всех смыслах) и шанс для каждого. Конечно, не без перегибов на местах.

Отсюда, в Киеве работает инструмент народного возмущения (а-ля Савонарола или просто сказать в лицо, что ты думаешь), а в других городах – пипл послушно отступает в сторонку, когда папик на GL валит по встречной и не тормозит на пешеходном переходе.

И еще одна вещь поразила в Одессе. Я бы назвал ее “еврейский лохотрон”.

Считается, что Одесса – еврейский город. Так оно и было до недавнего времени. После бурного передела 1990-х, городом управляли старые еврейские семьи и, скажем так, уважаемые бизнесмены. Они попеременно ставили на руководящие посты в городе своих людей. Важнейшие вопросы решались вечерами по ресторанам и, конечно же, на “Книжке”.

Все шло своим чередом. Простые одесситы гордились своим городом. Непростые – управляли им на свое усмотрение. Периодически пилили очередное условное ЧМП или собирали с лохов деньги на очередной “Золотой берег”.

Лет много назад в Одессе возник Аднан Киван. Сегодня о нем знает каждая бабушка в городе, но тогда этот молодой человек приехал из Сирии, чтобы делать бизнес. Киван, выходец из влиятельного сирийского клана, когда-то учился в Одессе и знал город крайне хорошо. Теперь он распоряжался деньгами семьи и хотел их выгодно вложить, тем более что их клану стало не слишком комфортно на родине.

Еврейские мудрецы как-то пропустили этот момент. А может, ничего не могли с этим сделать. Но тогдашний мэр Эдуард Гурвиц выделил Кивану первый участок земли, и тот принялся строить. Потом еще, и еще.

Прошло много лет, и сегодня группа “Кадорр” стала крупнейшим застройщиком в Одессе. Она живет по всем законам одесского бизнеса: много денег, группы влияния, готовность вступить в силовое противостояние. Аднан Киван не стал идти на поклон к еврейским кланам – он создал свой клан, дерзкий и эффективный. Деньгами своей семьи сириец распорядился невероятно эффективно.

Уже потом евреи поняли, что впускать Кивана было принципиальной ошибкой. Это раньше они могли неторопливо стричь купоны с лохов, распиливая участки в городе под себя и строя на них потемкинские деревни. Потом пришел Киван и задал сумасшедший темп. Один за одним, он отнимал под себя лучшие участки в городе. Секрет успеха был прост: там, где прижимистые евреи предлагали 300 тысяч, Киван клал полтора миллиона. Чиновники Одессы и Киева, не долго думая, давали ему все, что нужно.

В чем еврейский лохотрон, спросите вы? Вы тоже привыкли, что евреи лучше всех ведут бизнес? Я тоже. С огромным уважением отношусь к евреям, лично обязан своими успехами Наставнику-еврею. Провожу много времени в Израиле и воочию вижу, насколько это трудолюбивый и хозяйственный народ. Не без нюансов, понятное дело, ну а где их нет?

Но куда девать самонадеянность? Вот и Одесса, в которой евреи, закончив большой передел и руководствуясь логикой “Книжки”, думали, что держат под контролем абсолютно все процессы. Но вдруг хозяева города неожиданно для себя обнаружили, что далеко не все вопросы решаются с их позволения. Оказывается, бывает иначе. Исламская модель бизнеса оказалась неожиданно жесткой, быстрой и эффективной.

“Кадорр” получил лучшие участки в Аркадии и во всех других районах Одессы. Вдоль Французского бульвара бок-о-бок он ставит свои здания рядом со зданиями Владимира Галантерника, который некогда представлял интересы самого влиятельного из евреев города.

Одним из символов Одессы сегодня являются жилые комплексы “Жемчужина” – так называются дома от “Кадорр”. Уже построена, если не ошибаюсь, сороковая по счету. В них охотно покупают квартиры простые и непростые одесситы.

А вот и новая реальность, которая следует за бизнесом. Во многих местах Одессы вместе с жилыми комплексами от “Кадорр” появляются мечети. Нежно-зеленый цвет пронизывает некогда еврейский город. К чему это приведет – посмотрим. Если ислам в Одессе сумеет сформировать критическую массу последователей, это наверняка станет поводом для нового передела – но уже передела власти. И тогда уже еврейским семьям придется ходить на поклон к городским властям. И не факт, что они сумеют перебить деньгами, как это делал Аднан Киван.

Так что, если вы уже приготовились включить тезисы о свободе вероисповедания и равенстве всех людей – выключайте. Ничего не имею против мусульман, и уж тем более против евреев. Речь не об этом. Я рассказываю бизнес-кейс о том, как меняются сферы влияния в масштабе города. И пока вы, уважаемые любители европейских ценностей, поднимаете на флаг гуманистические ценности, происходит реальная война. В которой бизнес неотделим от религии, а религия – от политики.

Сегодня, похоже, евреи начали осознавать, что впустили в свою вотчину некий чуждый элемент. Насколько мне рассказывали, Кивану на уровне Одессы устроили блокировку – ему буквально тормозят все новые проекты. Но “Кадорр” уже окреп – и прицелился на город Киев.

Теперь киевским семьям время задуматься, что делать с грозным конкурентом с сирийскими корнями. Ситуация в столице другая, город более космополитичен. Но и договориться в Киеве легче – власть занимают выходцы то из Днепра, то из Донецка, то из Винницы. Какая им разница, что будет с этим Киевом?

Сергей Лямец

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close