В МИРЕ

Уйгуры: Жизнь по законам антиутопии

Знаете ли вы, кто такие уйгуры? Или где находится Синцьзян-Уйгурский автономный район? Там, уже в течение довольно длительного времени, построено общество будущего – по канонам Оруэлла, Хаксли и других авторов антиутопий.

Вступление в географию Китая: кто такие уйгуры и где они живут

Китай является великой державой, этнический состав которой далеко не однороден. В нем есть несколько крупных автономных районов, в том числе Синцьзян-Уйгурский – на северо-западе КНР. Уйгуры являются коренным населением этого региона и принадлежат к тюркской группе народов. Примерно 9,5 миллионов уйгуров проживают на территории Китая.

В чем же проблема народа? Почему китайские власти обращает на этих людей повышенное внимание?

Большинство уйгуров исповедуют мусульманство суннитского толка. На территории округа ощутимы сепаратистские настроения на протяжении истории. Синцьзян богатый природными ископаемыми, что привело к притоку большого количества инвестиций в регион, однако уйгуры утверждают, что распределение доходов от природных богатств далеко не равномерное.

В 2013 году в Пекине произошел теракт, организованный уйгурами: автомобиль въехал в прохожих. В следующем, 2014 году, на железнодорожной станции в двух тысячах километрах от Синцьзян уйгуры убили около тридцати человек. За прошедшие десять лет в столкновениях в регионе погибли сотни людей.

Вооруженное сопротивление уйгуров китайской власти вызвало радикальные шаги, на которые никто еще не решался – даже Советский Союз не построил столь сложную и комплексную систему контроля за населением, как это удалось власти КНР. Пригодились и информационные технологии. Неповиновение мусульманского населения не осталась безнаказанным, запустив огромную репрессивную машину.

“Острый глаз”

С 2015 года власти Китая собирают личные данные населения с помощью системы распознавания лиц. Китай использует “умные камеры”, которые позволяют очень точно и быстро идентифицировать личность. Так, с помощью подобных камер можно платить в магазинах улыбкой – аппарат распознает вас и подтвердит операцию. Этот проект носит громкое название “Острый глаз”.

Власти КНР планируют построить эту систему в глобальных масштабах. До 2020 года “Острый глаз” планируют объединить с базами данных других структур, а также покрыть камерами всю территорию Китая. Таким образом планируется построить настоящую систему социального рейтинга: поведение китайцев оценивать в баллах, которые будут существенно влиять на жизнь человека. От оценки будет зависеть, имеет ли право человек на кредит, выезд за границу и т. д. Баллы можно потерять за что угодно: игру в видеоигры, курение в общественном месте ли. Уйгуры считают, что власти Китая уже способны определять национальность с помощью ДНК и занижать рейтинг мусульманскому населению КНР, в том числе для запрета выезда за границу и ограничения внутренних перемещений.

В построении такой системы “социального счастья” задействованы огромные ресурсы. С властями КНР сотрудничают технологические стартапы и выпускники лучших технических вузов мира. Они работают над совершенными нейронными сетями и разрабатывают искусственный интеллект, который позволит интегрировать все камеры в единый комплекс, призванный следить – тотально и цинично.

Также с помощью этих камер можно бороться с преступностью – или диссидентством. В Синцьзян такие камеры установлены почти везде: на заправках, рынках, остановках общественного транспорта. С 2017 года в стране тестируют систему, которая сообщает правоохранителям о том, что житель отошел более чем на 300 метров от “безопасной зоны” – дома и работы. Кроме этого, жителей обязали установить систему GPS на свои автомобили. Это – один из элементов борьбы с экстремистскими настроениями среди уйгуров, и, вероятно, один из самых заметных.

Абсолютное наблюдение

Синцьзян стал территорией несвободы. Недемократичность властей КНР достигает здесь своего апогея. Human Rights Watch сообщала , что с конца 2017 года года власти страны обладают биологическим материалом жителей Синцьзян: под видом медосмотра у всех жителей от 12 до 65 лет собрали образцы крови, отпечатки пальцев. На телефонах мусульман в Синцьзян обязательно должно быть установлено приложение JingWang Weishi, которое контролирует информацию поступающую на телефон. Такую же программу должны установить все туристы, въезжающие на территорию округа. На трассах – камеры, на пропускных пунктах – рентген автомобилей.

Ни для кого не секрет, что Facebook и WhatsApp запрещены на территории КНР, однако уйгуры не имеют возможности общаться с внешним миром даже через WeChat – самый популярный китайский мессенджер. Человек может просто исчезнуть отовсюду.

В Кашгаре – крупном городе в Синцьзян – на улицах пусто. Город изменился в последние годы чрезвычайно: его перестроили, старых домов почти не найти. В городе фактически на каждом шагу можно увидеть блок-посты и видеокамеры, которые фиксируют лицо каждого прохожего. Кашгар разделен на блоки и перейти из одного района в другой можно только при условии предоставления ID-карты – прямо-таки сюжеты антиутопий в реальности. Вместе с удостоверением личности у вас могут также посмотреть телефон и содержимое сумки.

Полицейские сопровождают редких туристов везде. Зафиксировать что-либо на фото или видео чрезвычайно трудно. Уйгуры с неместными не говорят: это опасно. В регионе, богатом и по-восточному щедром, теперь наступила тишина и полное молчание. Изымаются старые книги, разрушаются важные объекты архитектуры. Мужчины-мусульмане больше не могут носить бороды. У этих мер единственная цель – уничтожение национального самосознания.

Образованные отряды добровольцев, состоящие из полицейских и членов Компартии, регулярно заходят в дома уйгуров. Таким образом они проверяют, не хранит ли человек чего-то запретного, опасного.

Синцьзян живет по законам антиутопии, которую ранее только изображали в книгах, фильмах и видеоиграх. Теперь это стало реальностью для огромного региона.

Школы для мусульман

Кроме абсолютного слежения, социального рейтинга и огромного количества ограничений, реальностью уйгуров является еще один элемент тоталитаризма – так называемые школы по перевоспитанию. Они впервые упоминаются в докладе Компартии за 2015 год. Невозможно точно сказать, сколько уйгуров прошли через эти лагеря, сколько их там удерживают, – формально перевоспитание не является наказанием, поэтому официальная статистика также не ведется. Сообщалось, что в 2017 году количество уйгуров, которые там находились, равнялось примерно 120 тысячам, однако эта цифра, вероятно, является заниженной.

Лагеря видно со спутниковых снимков. Китайское телевидение утверждает, что эти «школы» повышают уровень образованности среди уйгуров, в них якобы излагается теория права, китайский язык, ремесла. Однако на самом деле они борются с диссидентством, ведь находятся в них исключительно уйгуры.

Мужчинам запрещается носить бороды, а женщинам – хиджабы. В телевизионных сюжетах “студенты” школ выглядят счастливыми и такими, что пошли учиться добровольно. Однако некоторые из тех, кто прошел через такое ​​”образование”, утверждают совсем другое. “Обучение” является принудительным и больше похоже на тюрьму, где не соблюдаются даже минимальные права человека и массово применяется сила.

Такие лагеря разъединяют семьи. Люди, имеющие родственников за границей, – в зоне повышенного риска. Воспитательные учреждения функционируют на территории всего Синцьзян. Интересно, что в объявлениях о наборе сотрудников среди необходимых навыков можно найти “опыт работы в силовых структурах”, “понимание криминальной психологии», а не педагогическое образование.

Хотя на официальном уровне китайское правительство отрицает функционирования таких заведений как репрессивной машины, подтверждение можно найти в тендерной документации, где объявляется необходимость строительства масштабных заведений, похожих на тюрьмы. Власти КНР утверждают, что все меньшинства живут в мире, согласии и уважении, но почему-то дискриминации подвергаются исключительно мусульмане: китайское население Кашгара и других городов не должно проходить идентификацию на каждом шагу и не отправляется на перевоспитание.

Сообщество уйгуров, которое проживает за пределами Китая, бьет тревогу: у многих там остались родственники, с которыми невозможно выйти на связь. В лучшем случае близкие получали сообщение в духе “не звони мне больше”, но часто люди просто исчезали. Представители уйгуров за рубежом утверждают, что в таких заведениях содержатся три миллиона человек – то есть треть уйгурского населения Китая.

Прекрасный новый мир?

Те, кто покинул лагеря, утверждают, что они не планируют это терпеть. Мехригуль Турсун, которая прошла через “перевоспитание”, дала показания в Конгрессе США . В них она делится ужасными подробностями издевательств китайских властей над мусульманами. Женщина несколько лет назад уехала из Китая на обучение в Египет и вышла там замуж. В 2015 году Турсун приехала в КНР к родственникам. Ее задержали. Детей разлучили с матерью, один ребенок умер. Мехригуль не могла покинуть Китай в течение трех лет, ее несколько раз задерживали, она прошла через “перевоспитание”. Летом 2018 власти Китая позволила ей покинуть страну, чтобы отвезти детей в Египет, однако сама она должна была вернуться в Синьцзян. Оказавшись в Каире, женщина связалась с американскими дипломатами, которые спасли ее, помогли с переездом в США.

Такие, как Мехригуль, проживают в разных странах: Турции, Германии, Египте. Многие из пострадавших не собираются молчать, однако власти Китая утверждает, что округ стал мирным и благополучным. Останется ли он таким, когда уйгуры выйдут на свободу? Или Китай планирует поддерживать эту систему вечно? Учитывая решимость китайских властей, они вряд ли ослабят репрессивные тиски, какой бы ни была реакция мирового сообщества.

Yaryna Zheldak

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close