МНЕНИЯ

Валентин Бушанский: Петр Порошенко не может уйти из власти, потому что окажется на скамье подсудимых, где фальцетом будет петь «Мурку»

Интевью политического аналитика Валентина Бушанского интернет-изданию “МИР”.
Валентин, 2019-й год, – год президентских и парламентских виборов – неуклонно приближается, избирательная кампания практически стартовала. Каково ваше видение событий, которые через год ожидают нашу страну?

Ситуация очень неопределенная. В этом и красота этой ситуации, но и колоссальная ответственность, которая лежит на людях, на каждом субъекте политической игры и на каждом гражданине. Для того, чтобы спрогнозировать ситуацию на 2019 и определить наиболее вероятные расклады, мы должны определиться с определенными точками.

Первая точка – Петр Порошенко не может выиграть выборы честным образом. Никогда.

Докажите.

Социально-экономическая ситуация катастрофическая, люди беднеют, социальная сфера рассыпается на глазах. Кто может работать – эмигрирует; может создавать бизнес – эмигрирует; у кого есть деньги для того, чтобы жить с ренты, – эмигрирует. Кто остается? Остаются пенсионеры, бюджетники, инвалиды и чиновники. Возникает вопрос: как такая страна может жить?

У президента есть «громоотвод» в виде Гройсмана.

Можно было бы сказать, что это – громоотвод, если бы кто-то воспринимал Гройсмана всерьез. О Гройсмане сколько не говори, что его фамилия происходит от немецких «gross» и «man», то есть «великий человек» – все равно ничего «большого» не получается. Есть только комизм. Форма не соответствует содержанию. Величественная фамилия «Гройсман» не соответствует тому, кем он является. Гройсман – это инструмент в руках Петра Порошенко. Не более. Гройсман не может быть «амортизационной подушкой»; Гройсмана бесполезно бросать на копья толпы, говоря: ну, все, плохого боярина уже нет, теперь наступит вам счастье.

Но невооруженным глазом видно, что Гройсман тоже начал готовиться к выборам и при этом очень старается, изменил стилистику, формат …

Гройсман, конечно, имеет политические амбиции. Если бы у него их не было, он не пошел бы в политику. Но иметь политические амбиции и получить результат – это не всегда одно и то же.

Как показывает социология, общество ориентируется на лидера, люди ориентируются на президента. Мы всегда видим корреляцию: когда растет рейтинг президента, автоматически растет рейтинг премьер-министра, правительства, судебной власти и даже – Верховной Рады, который традиционно низкий.

Это что значит? Что люди не способны мыслить аналитически, не способны сказать: за эту плохую дорогу отвечает мэр города, за это развалившийся мост – депутаты областного совета. Они говорят: в стране бардак, все плохо, для чего мы выбирали Петра Порошенко? И в во многом они правы, поскольку наша политическая система, хотим мы того или не хотим, заточена под институт президентства.

И к тому же Петр Порошенко – это не Ющенко, он сумел консолидировать власть, сумел создать свою партию власти, выиграть парламентские выборы, создать парламентскую коалицию имени своего имени.

В него полномочий, функций и власти не меньше, чем у Владимира Путина.

Вот что мы должны понимать. Не меньше.

Однако вы утверждаете, что шансов у него нет?

Шансов у него нет. Почему? Потому что были очень большие обещания, насыпаны золотые горы, но … Мы помним, что Петр Порошенко обещал европейское будущее уже сегодня. Теперь смотрите: за 2017 экономика выросла на 1,8%.

Такое же рост и в России – 1,4%. Но Россия под экономическими санкциями, любой чистоплотный бизнесмен смотрит на карту и ужасается, когда видит территорию России.

Вся Европа, весь цивилизованный мир бегает вокруг Украины, извините, как у разбитого яйца: ах, Украина; ах, украинский народ, ах, борцы за свою свободу и независимость, защитники Европы от российского авторитаризма и неоимпериализма! Мы нагребли миллиарды кредитов за эти годы, взяли кредитов больше, чем взял Янукович. А экономика выросла на 1,8%! Экономика в стагнации. Проценты роста – на уровне статистической погрешности.

Они берут деньги, деньги неизвестно куда деваются. Ну, мы можем только догадываться, куда именно… А на выходе, что мы видим? Строительство прекрасного, роскошного фельдшерского пункта в Киевской области, который торжественно, с помпой открыл Петр Порошенко. Надо отдать ему должное – он умеет перерезать красную ленту …

Следующий момент. В 2018 году нужно будет вернуть кредиторам 7 миллиардов долларов – придется запускать новую волну приватизации. Что приватизировать? Уже ничего нет. Осталось только земля. И когда нам говорят: торговать землей – это продавать родную мать, не будем заниматься сутенерством, знайте – это чистая демагогия. Почему? А потому, что долги надо отдавать!

Можно объявить дефолт.

Правильно. И что после этого? Будет создана комиссия из кредиторов и запущена программа санации. Нам скажут: в Украине из активов есть только земля, поэтому мы продаем землю. Землю распродадут. И купят ее не украинские крестьяне. Суть в чем?

Землю можно продавать, но владельцем должен быть крестьянин, а не Ахметов и не Порошенко.

Однако Ахметов и Порошенко – это два крупнейших латифундиста в Украине. Один считает, что он – господин Потоцкий, а второй, что он – господин Чорторийский. Возникает вопрос: где господа Потоцкие и Черторийские?

У меня есть хороший друг родом из Киевской области. Его бабушка жила в селе Бранное поле. От названия села происходит большой благородный род Бранницкие. Там было шикарное поместье. Бердяев оставил воспоминания об этом поместье: шикарные оранжереи, дома с мраморными колоннами и скульптурами, зимние сады. Нет всего этого, камня на камне не осталось. Пришел 1917 год, крестьяне все разграбили и все сожгли, – все, что могло гореть. А прекрасные мраморные камни разобрали на хлева. Так будет с Порошенко и так будет с Ахметовым. Потому что когда людей грабят, когда людей держат за скот, а люди терпят, потому что – украинцы… Но потом начинается гайдаматчина, колиивщина и опрышкивщина.

Людей довели до нищеты, крестьяне сдали наделы в аренду и остались батраками. Деньги получают только Петр Порошенко и Ринат Ахметов.

Повторю: можно продавать землю и отдавать долги, если землю купит украинский крестьянин. Но он ее не купит, у него нет денег на землю. У него нет денег, чтобы купить семена, химию, отремонтировать трактор, чтобы вывезти свою продукцию и продать ее выгодно. Кто купит?

Кто?

Порошенко, Ахметов, возможно, еще приедет саудовский принц. Кем будет на этой земле украинский крестьянин? Он как был батраком 100 лет назад, так батраком и останется.

И когда сегодня нам рассказывают о большом значении украинского села, сохранившего украинскую культуру, мне хочется плевать в морду за эти слова, потому что это – ложь, чистая ложь. Все уничтожается на корню.

Ибо любить Украину, беречь Украины, развивать Украину – это значит дать людям землю, дать крестьянам возможность работать на этой земле, выращивать продукцию, продавать эту продукцию, и Украина оживет. О чем заботится Петр Порошенко? Он заботится о себе.

Идем дальше. Война. Даже не хочется вспоминать слова Петра Порошенко о том, как быстро он закончит эту войну. Но, что мы увидели? Иловайск, Дебальцево, Волноваха, Совур Могила. Мы увидели ужасную, на грани совести, человечности и здравого смысла историю со сдачей Донецкого аэропорта. Ребята бились до последнего, а их оставили на произвол судьбы. А потом Петр Порошенко сказал: «Мы не сдали Донецкий аэропорт, Донецкого аэропорта уже нет». Это абсолютная параллель со словам Владимира Путина: «Она утонула». Путин – садист с КГБешной подготовкой. Петр Порошенко – не лучше.

Война продолжается. Ежедневно мы заходим на ленту новостей и видим – погиб такой-то солдат, погиб такой-то офицер. Трупы вывозятся из Донбасса, а живые ребята – завозятся на Донбасс. Живых туда, мертвых обратно. Это – политика Петра Порошенко. А он нам рассказывает о Минских договоренностях, о мирном урегулировании и о великой победе украинского боевого духа? А еще он нам рассказывает, что у нас есть армия, которой никогда не было, и это – самая сильная армия в мире. А Курт Волкер говорит: Украина слишком слаба, чтобы противостоять Российской Федерации. Простите, Курт Волкер нам не врал. Петр Порошенко – врал.

Ну и как нам жить дальше с этим всем?

Когда нам говорят, что надо менять систему, – все это очень хорошие слова и только. Ибо на практике систему создают люди. В политологии существует так называемая теория модернизации. Ее авторы считали, что введение ряда институтов – максимально широкого избирательного права, парламентаризма, многопартийности и т.п. – средством построения современного общества. Это сработало в Японии после Второй мировой войны, но нигде больше.

Почему?

Потому что есть политическая культура. Руководителя можно называть «президентом», но он как был теневым боссом, или племенным вождем, или коррумпированным чиновником колониальной администрации, – так им и останется. Люди определяют все. У нас создали и систему разделения властей и систему сдержек и противовесов – все создано, на бумаге. Но не работает. Почему? А потому что, что у нас президентом – Петр Порошенко.

Вы сейчас констатируете факты, а я прошу дать перспективу. Что дальше будет с этой страной?

Я не политик. Я – политолог. Если бы я возглавлял политическую партию, то рвал бы тельняшку и рассказывал о том, как мы будем строить новую Украину.

Однако, у нас нет оснований надеяться, что в этой стране что-то изменится. Почему? Вернемся к началу нашего разговора. Петр Порошенко в честный способ выиграть выборы не способен, но он может выборы сфальсифицировать. И поэтому он медлит с назначением ЦИК. Другой вариант выиграть выборы – выставить против себя во второй тур такого кандидата, смотря на которого страна ужаснется и скажет: пусть лучше остается Петр Порошенко. Скажем, Вадим Рабинович. Чем не оппонент для Петра Порошенко?

То есть, по вашему мнению, Рабинович – спойлер Банковой?

Есть два кандидата, о которых стоит говорить всерьез, – Петр Порошенко и Юлия Тимошенко. Я очень критично отношусь к Юлии Тимошенко, считаю, что Юлия Тимошенко – это катастрофа, это парафраз к Петру Порошенко, это Петр Порошенко №2, но с улыбкой на устах. Если она займет должность президента – можем распрощаться навсегда и с Крымом, и с Донбассом. Юлия Тимошенко неприемлема в должности президента Украины. Это моя позиция. Но мы смотрим на цифры и мы видим: есть два главных оппонента – Петр Порошенко и Юлия Тимошенко. Может быть третий кандидат от объединенной оппозиции. Скажем, Анатолий Гриценко или же – Виктор Чумак. Есть и тот же Рабинович. Так, он – спойлер, который забирает голоса у Тимошенко. И мы, теоретически, можем увидеть фарс в виде второго тура Порошенко против Рабиновича. И то еще не факт, что Порошенко выигрывает … Знаете, в свое время я написал много статей в поддержку Михаила Саакашвили…

Но Саакашвили уже далеко.

Правильно, нарушили абсолютно все законы и – выбросили Саакашвили из страны. На прошлых президентских выборах я поддерживал Анатолия Гриценко, считал, что это – лучший кандидат. Но Анатолий Гриценко не рассказывал избирателям: «голосуйте за меня и будет вам счастье!»; не прибегал к «предварительным ласкам», которыми Петр Порошенко утешал электорат, и – проиграл выборы.

И вот мы видим новую историю с выдвижением «независимых игроков» на политическом небосклоне: господа Зеленский и Вакарчук  (наш разговор состоялся до того как стало известно о решении Иво Бобула баллотироваться в президенты Украины – прим.).

Вы что, всерьез считаете их политическими игроками?

Передо мной политическая реальность и я имею дело с фактами. Я их не придумываю, не создают фантомы. Я вижу, что начинается игра. Например, о Зеленском начинают говорить, как о вероятном кандидате. Воспринимаю ли я это всерьез? Нет, это – продолжение «95 квартала». Появляется и господин Вакарчук – но, извините, он уже был народным депутатом, его хватило на месяц, потом ему стало скучно, его посетило вдохновение, он написал десяток стихов, отправился на репетиции и поехал в тур. Все. В парламенте муза его навещала. А он – поэт, композитор, музыкант, он – творческая личность. Если он займет пост президента, его хватит на месяц. Затем он исчезнет на президентской даче, напишет с десяток стихотворений, соберет Кабинет Министров, раздаст всем ноты и начнет репетиции …

Я это вижу и все это видят. Но есть избиратели, которые проголосовали за Януковича. На него показывали пальцем и говорили: посмотрите – это же уголовник, вор-рецидивист. Впрочем страна за него проголосовала. Да, выборы сфальсифицировали, но люди же шли и бросали бюллетени. Не все же бюллетени были опущены во время «каруселей».

Затем украинцы проголосовала за Петра Порошенко. Предупреждали: люди, идет война, страну надо защищать, Петр Порошенко – это не тот человек, который будет защищать Украину, он будет вилять и крутить хвостом, а люди пошли и проголосовали. Почему? Потому что им пообещали: мир последует через несколько часов. Люди купились на элементарную ложь. Это означает, что в украинском обществе с политической культурой очень большие проблемы. Люди голосуют за вора-рецидивиста, затем выбирают олигарха, причем – голосуют за него во время войны, ведутся на совершенно очевидную ложь. Поэтому, возникает вопрос: что же эти люди могут выбрать? И вы меня спрашиваете: есть ли у этой страны шанс?

Да, спрашиваю. Если нет шансов, то какой смысл вообще в нашем разговоре и в публикации этого интервью? Мы же стараемся что-то делать, правда?

Если бы я хотел опустить руки, то не давал бы интервью, вообще бы не говорил о Петре Порошенко и не критиковал бы Юлию Тимошенко. Я хочу, чтобы люди открыли глаза. Если бы я считал, что надо опустить руки, то не поддерживал бы в свое время Михаила Саакашвили, не ходил бы на вече, не мерз бы на Софийской площади. Я считаю, что нужно действовать.

Как действовать?

Во-первых, надо остановить Петра Порошенко. Петр Порошенко не может уйти из власти, потому что окажется на скамье подсудимых, где фальцетом петь «Мурку». Петр Порошенко не может позволить себе уйти из власти, и поэтому есть большая вероятность, что выборов не будет вообще.

Это уже что-то новое.

Выборов может и не быть, если в стране введут военное или чрезвычайное положение.

То есть вступят в действие нормы закона, которые квалифицируют ситуацию как такую, в которой не могут состояться выборы. Есть ли у нас основания для того, чтобы в Украине было введено чрезвычайное или военное положение? Бесспорно. У нас Крым оккупирован, Донецк оккупирован, Луганск оккупирован, русская армия под Мариуполем, ежедневно убивают солдат. И, кстати, антитеррористическая операция уже закончилась. Началась Операция объединенных сил, которой руководит Генеральный штаб Украины. Идет война. А когда война, то не является ли это основание для того, чтобы мобилизовать все ресурсы и направить страну на военные рельсы для полномасштабного отпора врагу, защиты суверенитета и территориальной целостности Украины? Бесспорно. А как мобилизовать все ресурсы? Ввести военное положение. А для этого нужно немного – неделю показывать по телевизору погибших украинских солдат. И тогда вся страна скажет: нужно защищаться, нужно чрезвычайное положение.

Она это говорила весной 2014 года.

Весной 2014 военное положение Петру Порошенко было не нужно. Ему нужны были выборы, на которых он станет президентом. А сейчас эти выборы ему не нужны. Потому что он уже не станет президентом Украины.

Вы считаете, что он готовится к такому варианту?

Это – один из возможных вариантов, который всерьез рассматривается Петром Порошенко. Вспомним Вторую мировую войну. Рузвельт вошел в историю как президент, который дольше всех оставался в должности. Почему? Потому что шла война с Германией и Японией.

Основания для отмены выборов в Украине есть. И Петр Порошенко проложил «мостик», отменив АТО и введя ООС.

Это – один вариант действия. Второй – создать такую ​​ЦИК и такие местные администрации, благодаря которым Порошенко мог бы сфальсифицировать выборы. Третий вариант действия – не допустить выдвижения кандидата от объединенных демократических сил, заблокировав доступ такому кандидату к информационным ресурсам, создав максимальные препятствия в ведении избирательной кампании, заливая его грязью и ложью.

Поэтому, если мы смотрим на 2019, то можем сказать так: Петр Порошенко разыгрывает несколько вариантов развития событий. И все зависит от того, как сыграет украинское общество, как сыграют украинские журналисты, как сыграют украинские политологи – вот от чего зависит развитие будущей ситуации.

Я из тех людей, которые считают, что будущее всегда неопределенно. Бейся за свое будущее, все зависит от тебя. Я считаю, что будущее открыто. И никакой Бог нас, как марионеток, не ведет, все зависит от свободной воли человека.

Объясните мне, как общество должно сыграть, чтобы Порошенко второй раз не был избран президентом?

Вы меня спрашиваете, что должны делать общественные лидеры, политологи и журналисты? Я свою работу политолога делаю, а не обвешиваю ситуацию елочными украшениями, не включаю гирлянды и не рассказываю: все будет хорошо. Я – не Вакарчук, это у него есть хит «Все будет хорошо!».

Я говорю: все будет плохо, если ничего не делать.

Я говорю: взяли весла в руки и начали грести.

Вот, о чем я говорю.

Но не говорите, что именно делать, чтобы изменить ситуацию.

Есть политические партии, которые, извините, окончательно “не скурвились». Например, «Самопомощь». Я не сказал бы, что эта политическая партия устроила в парламенте фейерверк. Но они хотя бы не загрязнились и не продались. И уже за это им благодарность.

Между прочим, а почему вы не рассматриваете Андрея Садового как потенциального кандидата? Достаточно же симпатичный кандидат.

Знаете, я очень люблю монологи Дмитрия Быкова, российского писателя и литературоведа. У него есть такая фраза – «когда Господу Богу нужен гранит, он его берет там, где гранит есть». Так вот, Садовый – не гранит. Что Садовый сделал такого, чтобы, глядя на него, мы сказали: да, это тот парень?

Это же самое можно спросить о каждом кандидате.

Подождите, не о каждом. Саакашвили был в свите Порошенко и он не продался, не запятнал себя махинациями и не взял акции какого-нибудь облэнерго. Смотря на того же народного депутата Чумака, я не могу сказать о нем что-то плохое. То есть люди, которые не запятнали себя ложью и нечистоплотными делами. А что сделал Садовый?

Оставим Садового. Вы начали с «Самопомощи» и «незапятнаных».

Я начал с «Самопомощи», потому что эта партия, хотя бы, не стала посмешищем для всей Украины. А теперь, что касается ваших вопросов: что мы можем, что может гражданское общество, что может журналистское сообщество? При президентстве Виктора Януковича, у меня были такие же пессимистические прогнозы. Тогда я написал статью «Форум здравого смысла»; написал о том, что не политики, а журналисты, политологи и активисты – люди, о которых никто не скажет, что мы украли деньги, что мы наврали, что мы писали «джинсу», что мы «отбеливает» репутацию политика, который затем заврался – должны объединяться, встречаться и, скажем так, вводить повестку дня.

У нас нет гранита, нет политика-лидера, который мог бы идти по Украине и ломать ситуацию, пробиваться и вести за собой людей. Так что нам остается? Нам нужно объединять общество, связывать общество, плести сеть.

В политологии есть большая дискуссия: что сильнее – вертикаль или горизонталь, институт или сеть? Иногда сеть сильнее. Скажем, Галина Плачинда объявляет создание такого форума, приглашает людей, с которыми она общалась, брала интервью и ей не врали и не рассказывали, что все будет хорошо, а давали абсолютно реалистичные и правдивые оценки. Она приглашает людей, о которых можно сказать: да, этот человек не верит фейкам, этот человек не провокатор и не поп Гапон, это не тот человек, который бегает от одного телеканала к другому, приговаривая: «Боже мой, какой у нас мудрый президент!» Потому что все те, кто рассказывал, какой мудрый Янукович, теперь рассказывают, какой мудрый Петр Порошенко, и нам надо консолидироваться вокруг лидера, чтобы он мог спокойно воровать.

Мы можем создать такую ​​сеть из людей, которые работают журналистами, политологами, социологами, которые, будучи лидерами общественного мнения, могли бы давать объективную оценку и говорить: мы ведем мониторинг всей политической лжи, мы призываем к позитивному развитию ситуации, мы не призываем , например, «все на баррикады, утопить Киев в крови!», мы призываем действовать в рамках закона, в рамках здравого смысла, в рамках правового поля. Но мы не позволим манипулировать собой, не позволим отобрать наше избирательное право, не позволим снова нас загнать в лабиринт псевдовыбора: или Юлия Тимошенко, или Петр Порошенко, или Рабинович.

Это же функции медиа.

Мы живем в этом обществе, в котором каждый из нас может стать частицей, узелком в сети. Посмотрим, что делает Навальный в России. Да, у него нет доступа к медиа, у него нет доступа к ОРТ, НТВ, Россия-24. Каждый информационный канал поливает его такой грязью, из-под которой никто бы уже не выплыл, а он выплывает. И он выводит людей на улицы, выводит людей на площади. Он делает свою работу – работу журналиста и политического лидера. В этой ситуации интернет перебивает телевизор, интернет становится сильнее, чем телевизор, потому что люди знают – телевизор врет. Но пользователи интернета знают: этот блогер пишет правду, а этот – флюгер.

То есть, если мы не имеем солиста, нам надо создать хор.

Это единственный и реальный вариант, который есть на сегодняшний день. Если вы хотите хоть какой-то оптимистичный вариант, хоть какую-то программу действий, то создание такого форума – сети людей, которые будут делать свое маленькое дело, – это единственный вариант.

В том-то и дело, что маленькое. И хор будет очень камерный.

Хорошо, но сейчас нет никакого хора. Я веду блог и пишу статьи; вы пишете свои материалы, берете интервью – создаете свой информационный контент. Известные блогеры – Александр Кочетков, Елена Кстантопулос – работают индивидуально. Мы все рассеяны. И мы кричим: услышьте нас! Но почему бы блогерам, политологам, журналистам, имеющим общие взгляды, ни писать на одну тему?

Как-то в Киеве состоялось довольно интересное событие: я спустился в метро и увидел десятки людей со значками «Свидетелей Иеговы». В Киеве проходил их форум. И когда все эти люди вышли на улицу с одинаковыми значками, они могли сказать: вместе нас много.

Почему евреи ходили с пейсами и в ермолках? Чтобы издалека видеть друг друга: вместе нас много.

Евреи выжили, потому что они были сетью, у них не было политических институтов – армии, флота, прокуратуры; но в них была сеть.

Я предлагаю, условно говоря, отпустить пейсы, я предлагаю одеть ермолки и выйти на улицы.

Мой учитель географии – Владимир Горбатенко – когда-то написал: Украина выжила не благодаря политике, которая велась сверху, а благодаря той инициативе, которая шла снизу. Мы, украинцы, писали свои книги, словари, учебники и азбуки на основе индивидуальной инициативы. Украинским писателям и поэтам никто не платил стипендии и их издание государство не финансировало. Украинским писателям и поэтам обещали только Колыму, Мордовские лагеря и солдатчину на 25 лет. Украинские журналы закрывали, ученых расстреливали, их травили и высмеивали. А Украина создала свою литературу, науку на украинском языке, свои журналы, школу, церковь. Мы выжили благодаря инициативе снизу, мы это смогли. Мы создали «Просвещение», Научное общество имени Тараса Шевченко, украинизировали греко-католическую церковь, которая должна была быть проводником полонизации. И в 1917 году, когда казалось, Киев полностью русифицирован, мы неожиданно вышли на улицы в своих вышиванках и сказали: мы – украинцы. И враги пришли в ужас: откуда они взялись?

Мы выжили благодаря инициативе снизу. Это – единственный путь.

Фото: Марии Шевченко
Автор: Галина Плачинда, издание МИР

Теги
Show More

Статьи по Теме

Close